Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Зандер Р. Ефимки ... Использование талеров в России.

Россия начала добывать на своих уральских и сибирских рудниках серебро необходимое для чеканки монет, только в начале XVIII века. Например, рудники в Нерчинске дали добычу в начале 1700-х годов; в то время они были единственным источником серебра России, и ежегодная добыча составила около 100 фунтов. Правительство привыкло платить за иностранные монеты, которые оно ввозило в большом количестве и которые служили сырьем для чеканки русских монет. Платили мехами, лесом, полотном и прочими товарами. Начиная с середины 1500-х годов, серебро стали ввозить в форме больших монет, размером равных талеру Их чеканили на многих монетных дворах европейских государств; только из Англии, Франции и Испании монеты в Россию почти не попадали.

Подобно многим другим импортируемым из Европы вещам, серебряная крона сохранила свое название - талер. Это сокращенное название от иоахимсталер: так называлась местность в Европе, где впервые было использовано серебро для чеканки монет большого размера. Еще шире распространилось название "ефимок"- от иоахим. Это было общее название такого рода монет: русские, у которых ефимки были постоянно в ходу, придумали названия для их разновидностей: "любецкий" для добротных немецких талеров, многие из которых были чеканены в Любеке или привезены из этого города; "новый любецкий" для риксдальдеров из независимых семи голландских провинций; "крыжевой" (крестовый), или "рьядьский" для нидерландских патогонов с бургундским крестом; "плешивец" для шведских далеров (на некоторых из них изображался король без короны); или "единоног" для датских далеров с фигурой короля во весь рост и прикрытой гербом ногой. Но "ефимок" было общим названием для всех разновидностей больших серебряных монет высокого качества весом 28,5 – 29 г., некоторых до 32 г.

Эти европейские талеры или ефимки в России не обращались; знали их в лицо только лишь купцы, которые имели дела с иностранными торговцами. Как правило, ефимки попадали на монетный двор, где их превращали в проволоку для чеканки "рыбьей чешуи" - маленьких копеек и денег, единственных монет, которые были в денежном обращении в России. Хотя талер, со времени появления первых иоахимсталеров, был широко известен на Украине, в Белоруссии и Прибалтике, для массы населения собственно русских земель он был практически незнаком на протяжении 130 лет.

Когда начали появляться ефимки в надчеканенном виде, ими снабжались только русские войска во время заграничных походов и квартирмейстеры, закупавшие там припасы для своих частей.

Хотя ефимки не вошли в денежное обращение России, правительство вскоре признаю, что они являются самым надежным и удобным сырьем для производства серебряных копеек. Серебро в слитках было не всегда чистым и нуждалось в тщательной проверке, а качество талеров гарантировалось отчеканенным на них изображением главы или герба государства. Их можно было закупать оптом, проверяя партию только для проформы. Покупатель знал наверняка, что семь любецких талеров дадут ему почти ровно одну русскую гривенку серебра (204 г).

Он также знал, что итальянские скудо содержат самое чистое серебро, и, хотя, свейские талеры (шведские далеры) имеют примеси, зато они больше весят. Когда в 1649 г. русское казначейство пришло к выводу, что патагоны испанских Нидерландов стали чеканить из серебра чуть более низкого качества, оно тут же прекратило их закупку.

Русское правительство распорядилось выплачивать все таможенные пошлины телерами. Однако сумма выплаты исчислялась русскими копейками по искусственно установленному курсу, весьма выгодному для московского правительства. Этот курс пересматривался ежегодно. В середине 1600 гг. он равнялся 50 копейкам за талер. Цена серебра, которое он содержал, была ближе к 64 копейкам. Русские купцы, оценивая свой товар, принимали это во внимание и повышали на него цены.

Итак, длительное время, русские купцы, экспортирующие отечественные товары, способствовали тому, что количество денег, находящихся в обращении, удовлетворяло потребности рынка России. С каждым годом копеек требовалось все больше и больше. И не только потому, что Россия расширяла свои границы все дальше на запад но и потому, что нужно было восполнить неизбежную утечку копеек на территории новых восточных областей и компенсировать все более возрастающее количество монет, которые туземцы новоприобретенных восточных земель использовали как украшение женского убранства.

Часть серебра, предназначенного на чеканку серебряных копеек, которые должны были быть пущены в обращение, шла на нужды мастеров серебряных дел. Оно также использовалось при украшении убранства церквей, царских дворцов, боярских и купеческих палат. Не следует забывать и о том, что большое количество денег уходило ежегодно в потайные клады, где они оставались по той или иной причине невостребованными. Надежного места для хранения денег не существовало. Русские деревянные города и села периодически опустошались войнами и пожарами. Чтобы сберечь деньги, их закапывали (на радость последующим поколениям нумизматов).

Итак, вводить особые запреты на использование талера в денежном обращении Московского государства было излишним, Кроме того, Слободская Украина, бывшая недавно в польском владении, а ныне аннексированная Россией, не могла отвыкнуть от европейских дензнаков и предпочитала талеры. В Великорусских землях население было практически незнакомо с талерами. Там купцы привыкли сдавать их на монетный двор для перечеканки. Удержать талеры торговец мог, разве, что для совершения более или менее сомнительной сделки, например, для покупки товаров, привезенных с востока.

Правительство назначало специальных инспекторов из среды торговцев, они должны были следить за серебром, полученным из Архангельска или тем, которым торговали в Серебряном ряду в Москве. Некоторые из монет, которые инспектора признали достаточно высококачественными, отмечались небольшим клеймом с изображением двуглавого орла. Такие монеты по своему весу и пробе, наверное, служили образцом, хотя были разного типа. Известен иоахимсталер Фердинанда I, с надчеканом, изображающим русского двуглавого орла, такого же размера, как и "признак" (штамп копейки), который позже – в 1655 г, ставили на многих талерах. Эта надчеканенная монета Фердинанда I, вероятно, является таким образцом.

В период царствования Михаила Федоровича правительственная прибыль, т.е. пошлина, от чеканки копеек увеличилась. Именно в это время, монетный двор прекратил рафинирование расплавленного из талера серебра. Прежде его очищали и для того, чтобы серебряные копейки были 960-й пробы или приближались к ней. При новом способе производства монетный двор стал чеканить монеты пробы талера. Значительная потеря серебра во время очистки его от примеси меди была прекращена. К тому же, из серебра более низкой пробы, выплавленного из талера, можно было вычеканить больше копеек, чем из рафинированного.




Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.