Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Зандер Р. Серебряные рубли … 2 рубля 1722 года.

Широкая серебряная двухрублевая монета 1722 г. представляет собой интригующий в некоторых отношениях неясный случай в истории нумизматики. Все согласны, что экземпляры, постоянно попадающиеся в торговле, на аукционах, все без исключения являются новоделами. Они отчеканены в самом конце XVIII ст. и в начале XIX ст, (так как эта монета не числится в списке новоделов, которые монетный двор предлагал около 1790 г.). Кроме двух экземпляров, которые долго оставались вне внимания исследователей, двухрублевые монеты чеканки 1722 г. неизвестны. Это разожгло многолетнюю полемику относительно того, чем отпечатаны новоделы: штемпелями того времени или штемпелями, сделанными позже. Многие эксперты с высокой репутацией - среди них Гиль и фон Винклер - считали, что штемпели сделаны позже; об этом, по их мнению, свидетельствует стиль изображения и отсутствие усов на портрете императора. Однако, точно установлено: были случаи, когда оригинальные штемпели лежали в архиве монетного двора по 65 лет и больше, а потом их "открывали вновь", энергично очищали от ржавчины, закаляли и время от времени использовали, чеканя для коллекционеров экземпляры необычной монеты, о существовании которой нумизматы не ведали до тех пор. Ясно, что обновленные штемпели использовались повторно: некоторые новоделы имеют гладкий гурт, другие (они попадаются реже) имеют гурт с насечкой. Диаметр кружка бывает от 48 до 51 мм., вес, что типично для новоделов - значительно различается, от 31 до 55 грамм. Некоторые оттиски четче и глубже чем другие, и следы от оставшейся ржавчины, главным образом вокруг букв, неодинаковы. Эти различия, а также эффект патины и различной степени потертости, могут склонить исследователя к выводу, что при чеканке данных новоделов была задействована не одна пара штемпелей. Но исследование достаточно большого количества экземпляров показывает, что существенные признаки идентичности штемпеля наличествуют во всех случаях.

Шодуар был первым, кто объявил во всеуслышание о существовании подлинного серебряного двухрублевика 1722 г. Он сообщил об экземпляре весом в 49,9 граммов с сетчатой насечкой на гурте, внесенном в каталог 1745 г. коллекции монет и медалей, хранящихся в Кунтскамере (КК), тогда самой богатой в России. Шодуар также упомянул пару более легковесных поздних новоделов. В 1857 г. Шуберт описал тот же экземпляр КК, отметив, что он был отчеканен не для обращения, но как пробный образец (К.К.). Непонятно почему, он оценивает его вместе с несколькими обычными новоделами по одинаковой цене- 40 франков. Оригинальные штемпели, говорит он, были сохранены и использованы гораздо позже для чеканки новоделов.

Образец КК несколько раз переходил из одного хранилища в другое и в 1927 попал в Эрмитаж. К нему имели доступ лишь очень немногие, и составители каталогов российских монет, вышедших в свет после каталога Шуберта, не принимали его во внимание.

Ни один из документов того времени не содержит в себе сведений, которые помогли бы нам понять, по какой причине в 1722 г. была выпущена эта монета, Спасский предполагает, что, возможно, вместе с предполагаемым к выпуску в 1726 г, двойным рублем Екатерины I , эта монета должна была сыграть роль в предложенном Меньшиковым в 1726 г. проекте перечеканить все серебряные деньги, находящиеся в обращении, резко снизив пробу металла. Однако, вряд ли возможно в 1726 г. ретроспективно ввести двухрублсвик с датой 1722 г., весьма отличающийся по размеру от двойного рубля, задуманного Екатериной.

Сотрудник Эрмитажа Е, В. Лепехина изучила историю двухрублевика 1722 г. и на нумизматическом симпозиуме, проходившем в Государственном историческом музее в Москве в 1991 г., поделилась полученными ею сведениями. Она твердо убеждена, что штемпели, отчеканившие подлинную монету (экземпляр КК) и все новоделы, идентичны. Она доказывает, что сильная чистка штемпелей перед тем, как ими стали чеканить новоделы привела к тому, что некоторые черты подлинного штампа стали менее заметны или вообще стерлись. Например, совсем исчезли на обратной стороне пять точек, которые граверы ставят для ориентации (под четырьмя коронами и в центре монеты) и несколько букв ниже заново выгравированного слова НОВАЯ, К тому же, качественно отчеканить подлинную (КК) монету почему-то не удалось. На лицевой стороне заметно, что плащ и лавровый венок отчеканены слабо, а короны на обратной стороне не совсем различимы. Подлинная монета по своему качеству явно не годится как образец для презентации или даже для того, чтобы пустить ее в денежный оборот.

Существует еще один подлинный экземпляр монеты, о которой не упоминалось ни в одной публикации. Она находится в Смитсоновском институте и происходит из коллекции великого князя Георгия Михайловича, (ГМ). Как и в монете КК гурт у нее с сетчатой насечкой. Она имеет полный вес двухрублевика - 54,44 грамма, и отчеканена на толстом кружке. На ней наличествуют те же признаки "неформальности", что и на монете КК, но они здесь в преувеличенном виде. Местами изображение слабое и плохо отчеканенное, а кружок далек от совершенства. По всей вероятности, она происходит из партии монет, которую отчеканили в 1722 г., чтобы испытать возможности пресса чеканить монету такого размера и толщины.

Лепехина полагает, что отсутствие усов на изображении императора объясняется так; экземпляр КК был отчеканен посредством недогравированных штемпелей, которые были отложены, когда правительство отказалось от замысла запустить в производство двухрублевики (возможно из-за технических трудностей, доказательством чего является плохо отчеканенный смитсоновский экземпляр),

Лепехина приурочивает появление монеты КК к 1735г. Именно в этом году ее завещал шотландец, генерал Яков Брюс, один из ближайших сподвижников Петра. В 1722 г. Брюс возглавлял Горную коллегию и ведал чеканкой российской монеты. Он прославился как коллекционер древностей, книг, монет, медалей, разных диковинок. Он имел возможность приказать, чтобы экземпляр неординарной монеты 1722 г. отчеканили для его коллекции. Происхождение монеты (ГМ) остается пека не ясным.

Рубль 1723 года СПБ является примером новодела монеты, оригинала которой никогда не существовало. Как упомянуто выше, самый первый Петербургский монетный двор - так называемый "Коллежский"- начал выпускать стандартные монеты только в следующем году его главный мастер только в апреле 1724 г доложил, что чеканка, монет началась. Первый, кто привлек внимание к этой гибридной монете в своей книге "Материалы по русской нумизматике", вышедшей в 1897 г., был П. В. Зубов, известнейший московский коллекционер. На его экземпляре гурт этой монеты имел веревочную насечку. У графа И.И. Толстого был экземпляр, отчеканенный на тонком кружке с гладким гуртом и заметно выпуклой лицевой стороной. Он вошел в состав коллекции монет, выпуска до 1796 года, которую граф подарил Эрмитажу. На распродаже дубликатов Эрмитажа, состоявшейся в 1932 г., был еще один экземпляр. Официальные русские каталогизаторы утверждали, а кому же знать лучше, что сообщают о нем они первыми. У Ирвина Гудмана был подобный экземпляр, тоже с выпуклой лицевой стороной. И Северин и Узденков воспроизводят эту монету и называют ее исключительно редкой.

Как сообщают все источники, Санкт-Петербургский монетный двор для рублей Петра Великого, чеканенных в 1724 и 1725 годах, использовал талеры, так как у него еще не было ни машины для высечки кружков, ни прокатного стана. Изображение на "первичных" монетах "плющилось" и монета, расплющиваясь, становилась на несколько миллиметров шире от 43 до 45 миллиметров в диаметре. Штемпели, которые монетный двор готовил для чеканки этих ненормально расплющенных кружков, делались соответственно шире, чтобы они покрывали всю их поверхность. В это время Москва делала кружки обычным образом, из сырья, и для рублей эти кружки были 40-41 мм в диаметре.

Когда позже монетный двор решил отчеканить некоторое количество новоделов СПБ, датированных 1723 годом, он использовал обычные обратные московские штемпели 1723 года, но не имел лицевых СПБ штемпелей соответственного типа, которые подходили бы по диаметру - все они были на несколько миллиметров шире. На обратной стороне отчеканенной такими штемпелями монеты образовалась по краям пустая окружность. Чтобы ликвидировать эту аномалию, монетному двору приходилось брать кружки меньшего диаметра (40-41 мм.). Но в этом случае терялась кромка изображения лицевой стороны. У некоторых из этих идеально круглых, отчеканенных на машине новоделов гурт с веревочной насечкой, у других гладкий.

Одна заметная особенность лицевого изображения на этих новодельных СПБ рублях 1723 г. состоит в том, что на портрете императора его черты переделаны и, как правило, весьма четкие. Выпуклость лицевой стороны этих монет может быть случайным побочным продуктом переделки штемпеля. Спасский предположил, что пере гравированный лицевой штемпель, возможно, использовался без повторной закалки, чтобы отчеканить то небольшое количество новоделов, сделанных посредством трудоемкого процесса, который мы описали выше. Тот факт, что портрет пришлось переделать, вместе со сравнительно поздней датой его первого появления на людях может служить доказательством того, что его отчеканили в XIX столетии, а к этому времени лицевой штемпель уже подпортился.

Существует подобный новодельный рубль СПБ 1724г., отчеканенный обычными СПБ штемпелями 1724 г. Так же как и у новодела 1723 г., портрет переделан - глаза выпучены, щеки надуты. Мы воспроизводим образец, взятый из распродажи Гудмена; Узденков ставит под сомнение его подлинность.

Особый интерес вызывают несколько очень редких рублей образца 1723 г., а также разные их новоделы. На всех изображен поздний портрет работы Калашникова, некоторые из них подписаны ОК, некоторые без подписи. На обратной стороне орел, как он изображен в последний раз на рубле 1721 года. На одной разновидности-дата только арабскими цифрами 1723, на другой- и арабскими цифрами и рядом кириллицей, при чем даты различные.

Некоторые новоделы отчеканены на медных кружках очень разной толщины, и гурт бывает с надписями, растительным орнаментом и гладким.

В 1710 г. после большой победы 1709 г, под Полтавой около 4500 рядовых и сержантов Преображенского и Семеновского гвардейских полков были награждены серебряными медалями, размером в рублевую и двухрублевую монету сержантская медаль весит 82 гр., медаль рядового - 42 гр. На обеих медалях портрет работы Гуэна, рисунок на обратной стороне - работы Гаупта, Сержантская изображает кавалерийскую атаку, медаль рядового - стрелковую цепь. Обе медали снабжены ушком, чтобы носить на андреевской ленте. Содержание серебра в каждой из медалей по стоимости соответствовало месячному жалованью награжденного.

Мы воспроизводим обе эти медали, меньшую размером обычно называют "полтавский рубль". Воины, участвовавшие в Гангуте кой битве 1714 г., получили в награду похожие медали, размером и весом в рубль.

Позже Бенжамин Скот, Тимофей Иванов и Самуил Юдин сделали копии со штемпелей, которыми чеканилась сержантская медаль. Копий солдатских наградных монет за Полтаву, кажется, не существует.

Подделки петровских монет, сделанные еще в те времена, известны давно, в своем раннем каталоге, изданном в 1843 г., Шуберт описывает и воспроизводит легковесный экземпляр из коллекции Рейхеля, датированный 1733 г. надписи на обеих сторонах и на гурте сделаны с грубыми ошибками, а портрет смехотворный. В свой каталог 1857 г. Шуберт вносит два экземпляра 1733 г. и один датированный 1729 г. и хладнокровно оценивает их от 300 до 400 франков каждый. Он делает такое умозаключение: поскольку на гуртах монет есть надписи, значит они, по всей видимости, сделаны на настоящем монетном дворе. Возможно на Данцигском, который заслужил дурную репутацию своими фальшивыми монетами.

По мнению Шуберта, фальшивые монеты производились с целью снабдить капитанов торговых судов дешевыми рублями для уплаты пошлины в российских портах. А Северин считает, что, возможно, они изготовлялись в кавказкой местности - Кубачи.




Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.