Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Рандольф Зандер "Рубли Павла 1"

Екатерина II оставила российские финансы в плачевном состоянии: ежегодный дефицит колебался между 9 и 15 миллионами рублей. 150 миллионов рублей в бумажных ассигнациях были взяты в долг. План Платона Зубова понизить вдвое курс медных монет, вряд ли надолго облегчил бы финансовое положение страны. 9 ноября, через три дня после своего восхождения, Павел I отменил медную реформу Зубова. Вскоре он повелел монетным дворам перечеканить на пятаки (новыми штемпелями, сделанными по образцу штемпелей его предшественницы) недавно отчеканенные гривенники, стоимостью на 20 миллионов рублей. Денежные затраты и задержка были ничтожны, а финансовый и моральный эффект очень благотворный.

Две другие финансовые реформы Павла, предпринятые с благими намерениями, как и многие другие его предприятия не были завершены из-за недостатка необходимых средств. Он был в решимости как можно скорее изъять из обращения ассигнации. Те, которые находились в это время в казначействе, торжественно сожгли при всем народе. В 1796 г. ассигнаций там оставалось немного больше чем на пять миллионов, на протяжении 1797 г. общая сумма погашенных и сожженных ассигнаций была чуть больше. Население просили сдавать ассигнации в банк по курсу 1,4 бумажного рубля за один серебряный (а их у правительства было совсем немного). Чтобы изъять ассигнации правительству потребовался бы весь доход за целых два года.

А к концу 1796 г. были выработаны меры для выпуска новых монет- рублей и червонцев посредством специального банка, где должны были собираться все прибывшие из-за границы золотые и серебряные монеты и слитки для превращения в новые "банковские деньги". Новые рубли должны были постепенно заменить все остающиеся рубли Екатерины 2 и предыдущих государей. До сих пор установленная проба 72/96 была повышена до 83,33/96, а вес с 24 граммов до 29, 25 грамма, чистый вес серебра с 18 грамм до 25,4грамм. Это подняло бы подлинную ценность рубля на 41% и приблизило бы его к самому давнему петровскому стандарту 1704 г. Поставленная цель была: привести рубль в соответствие с международно-признанным альбертус-талером, посредством которого велась в большинстве балтийская торговля.

Были выгравированы штемпели, датированные 1796 г. с инициалами БМ (Банковская монета), но без указания стоимости. Посредством их в начале 1797 г. Санкт-Петербургский монетный двор отчеканил немалое количество этих новых тяжелых монет, которые сразу же пошли в обращение, На обратной стороне этих монет изображен не портрет государя, а картуш с библейским изречением НЕ НАМЪ НЕ НАМЪ, А ИМЯНИ ТВОЕМУ. На более поздних рублях и ефимках в нижнем углу картуша нанесены буквы, обозначающие монетный двор (обычно СМ) и минцмейстера, но на ранних монетах этих букв нет. На лицевой стороне изображен орел, дата и БМ (Банковская монета). На гурте диагональная насечка. Монета известна под названием альбертус или банковский рубль.

В конце 1797 г. появился рубль того же веса и пробы с крестообразным рисунком на обратной стороне, соединяющим П и I, с датой и указанной стоимостью. На лицевой стороне был тот же картуш с той же надписью. Этих двух тяжелых рублей в 1797 г. было отчеканено немного более миллиона, среди них больше второго типа. Этот небольшой выпуск новых монет стал плохим предвестником для перечеканки более чем 100 миллионов рублей, которые находились тогда в обращении. Оба эти рубли сейчас редки. До нашего времени дожили лишь немногие.

Новоделы каждого из них очень редки. Чеканя новоделы банковского рубля, мастера иногда соединяли штемпель обратной стороны этого рубля с лицевым штемпелем тяжелого рубля, иногда же они соединяли его со штемпелем рубля типа 1798 г., на котором скрижаль была гораздо меньшего размера. После чеканки эти монеты приходилось сжимать на кантовочном станке, чтобы сузить неестественно широкое поле вокруг изображения скрижали. В результате внешнее поле обжималось, и дата под орлом становилась неразборчивой.

Два препятствия предопределили неудачу перечеканки рублей, предпринятой в 1797 году: 1) относительная нехватка серебра, поскольку большая часть драгоценного металла, полученного правительством, была рассчитана на осуществление эфемерного замысла скупить у населения ассигнации и 2) трудности, которые вскоре стали очевидны, манипулирования сразу двумя рублевыми монетами, которые были не в ладу между собой. Спекулянты обнаружили, что можно вывозить за границу купленные дешево тяжелые рубли, конвертировать там их на талеры, а потом продавать их российскому правительству по курсу 1,41 старых рубля за талер,

К началу октября 1797 г., Павел сдался, хотя и подумывал ввести российский ефимок стоимостью в 1,5 рубля (об этом ниже). Манифестом от 3 октября 1797 г. он узаконил новый рубль той же 83,33/96 пробы, что и тяжелый рубль, но чистого серебра в нем было 18 гр. То есть, произошел возврат к рублю, Екатерины II 1762-1796 гг., с тем содержанием серебра, которое он хотел заменить. Будучи сделанным из сплава высшей пробы, чем екатерининский рубль 72/96 пробы, монета Павла I была, конечно, меньшего размера. Содержание чистого серебра в новом рубле 1798 г. стало стандартом, который не менялся до 1915 г.

За все оставшееся время царствования Павла 1 было отчеканено почти восемь миллионов таких рублей типа 1798 г., что составило 91% серебряной чеканки этого периода. Новоделы 1798 и 1799 гг. попадаются редко.

Что касается ассигнаций, в конце концов, Павлу пришлось вернуться к этой форме пополнения дефицитного бюджета. Несмотря на проявленную ранее решимость покончить с ними, он стал печатать ассигнаций в среднем стоимостью по 14 миллионов рублей в год, в то время как его предшественница, "мотовка", печатала их по 6 миллионов в год в период ее царствования, когда ассигнации были в ходу.

В феврале 1797 г. Павел приостановил переговоры с Боултоном в отношении преобразования Санкт- Петербургского монетного двора. С прекращением перечеканки медных монет отпала нужда увеличить мощность двора. Но вскоре эта нужда снова возникла в связи с новым проектом, предложенным в начале 1797 г., переделать всю серебряную монету прежних выпусков. Появилась идея построить специальный банковский монетный двор. Итальянский архитектор Джакомо Кваренги разработал проект красивого здания двора в форме полумесяца. Однако немного позже, когда пришлось отказаться от плана перечеканки серебра, пришло лучшее решение. Оно состояло вот в чем, Боултоновский монетный двор, как и планировалось, сможет удовлетворять все требования чеканки монет в Санкт-Петербурге, чтобы она производилась дешево и на высоком уровне. Он разместится в новых постройках в Петропавловской крепости, почти рядом с корпусами, вмещавшими старый двор, который прекратит свою деятельность. Пока будут сооружать новые постройки и в них устанавливать машины Боултона, в части банковских кладовых сравнительно нового здания Ассигнационного банка устроится временный монетный двор, который будет производить чеканку, выполняя обязательства Санкт-Петербургского монетного двора.

Соответственно, снова начались переговоры с Боултоном на эту тему. Но дело Боултона продвигалось чрезвычайно туго. Чтобы вывести из Англии свои машины, он должен был получить разрешение парламента. Но, даже, получив его, был вынужден преодолеть сопротивление группы манчестерских промышленников. Они подали петицию, в ней Боултона обвинили в том, что он снабжает русских техникой, при помощи которой они будут конкурировать с английской промышленностью и тем самым оставят без работы английских рабочих. Русские терпимо относились к неудобствам на старом монетном дворе и никак не могли понять, почему Боултон настаивает на специальном здании, рационально спланированном, в котором можно будет разместить все оборудование таким образом, как он это задумал. И лишь в самом конце царствования Павла дело сдвинулось с места после того, как в Россию прибыла первая партия механизмов.

В конце концов, обустройство Банковского монетного двора было поручено Карлу Гаскойну-э мигранту из Шотландии, предпринимателю и инженеру, который при помоши влиятельных покровителей добился заключения нескольких контрактов на производство чугунных пушек для российского флота на Ижорском Адмиралтейском заводе в Колпине возле Петербурга. К концу сентября 1799 г. он довел временный монетный двор до кондиции, установив паровую машину для прокатного стана. Однако счета шотландца оказались не в порядке. В 1801 г. руководить двором стал русский инженер Александр Алябьев,

Национальные предрассудки мешают правильно оценить работу " Банковского" монетного двора. Некоторые русские авторы, подстрекаемые национальной спесью, переоценивают ее. Болтуон и Гаскойн некоторое время враждовали, и когда сотрудники Болтуона посетили подвальный двор, они ужаснулись, увидев, какой беспорядок царит в этой плохо освещенной шумной дыре. Так или иначе, двор начеканил массу хорошо сделанных монет, смог создать интересные модели и немало медалей. Этот двор работал, пожалуй, лучше, чем постоянный монетный двор в дни Екатерины Великой.

Мы уже упоминали о том, что в конце 1797 г. Павел подумывало том, чтобы начать чеканку "ефимков" из серебра 83,33 пробы параллельно с рублем 1798 г. Этот проект следует рассматривать как своего рода продолжение эпизода с тяжелым рублем 1796 - 1797 гг. Обстоятельства помешали Павлу осуществить эту затею, но он велел создать образец "ефимка", проба датирована 1798 г. и вмещает точно в полтора раза больше серебра, чем рубль 1798 г. Существует три типа, два из них прямо сообщают, какой они пробы: ПРОБА 83 СЪ ОДНОЙ ТРЕТЬЮ, а два из них объявляют на гурте содержание в них чистого серебра в голландских стюйверах: "ДОСТОИНСТВО 54 И 3 ЧЕТВЕРТИ ШТИВЕРА" - 54 3/4 штивера - в то время как рубль 1798 г. содержал 36,5 штивсра, это было установлено указом о создании данной монеты.

Уздеников предполагает, что Павел собирался создать эту крупную монету, хотя и не совсем эквивалентную альбертусталеру, что было бы полезно для внешней торговли и не нарушало бы российскую десятичную систему, как это произошло бы при введении российского талера равного по стоимости 1,41 российского рубля. Поэтому содержание серебра было дано в голландских штиверах, общепризнанной единицы ценности.

Две из этих моделей (все три чрезвычайно редки) свидетельствуют о влиянии стиля, характерного для монет работы Боултона: некоторые слова вдавлены в приподнятое поле монеты, а на пониженной плоскости слова или эмблемы изображены рельефно. Можно предположить, что такой стиль был избран в предвкушении того, что в Петербурге скоро будут установлены машины Боултона.

Новоделы этих моделей неизвестны, хотя документы свидетельствуют том, что в 1840-х годах был заказан по крайне мере один.

Если не принимать во внимание неутвержденный рубль Иоанна III с вензелем, монеты Павла I первые, на которых вместо портрета государя изображена эмблема, в данном случае картуш с надписью.

Через несколько дней после восхождения на престол Павел утвердил красивый рубль с изображением его особы в мундире Преображенского гвардейского полка с андреевской лентой и крестом святой Анны на шее. На этом закончилась долгая монополия Тимофея Иванова на изображение государей на российских монетах, которая без перерыва продолжалась с 1758 года. Его общение с Екатериной Великой на протяжении ее 34 летнего царствования было достаточно для того, чтобы дискредитировать его. Тимофея Иванова отправили в отставку с монетного двора в 1800 г. А в 1802 г. он скончался.

Штемпель модели сделал Карл Леберехт. Портрет делает честь граверу: император изображен правдиво и привлекательно с легким исправлением его вздернутого носа. На обратной стороне П, увенчанные коронами и расположенные крестообразно с орлом посередине. Гурт с косой насечкой. Позже, в декабре 1796 г,, в документах все еще фигурирует рубль с портретом, но на самом деле этот красивый рубль так и остался пробной монетой.

Карл Мейснер, юный гравер, работающий на монетном дворе, создал коронационную медаль рублевого размера с почти идентичным портретом. Наградные медали рублевого размера с портретами и Леберехта и Майснера были розданы награжденным около 1800 г., большое количество их предназначалось тем, кто принимал участие в исследовании отдаленных северо-восточных окраин империи. Как мы убедимся, знакомясь с последующими главами, пример Павла на протяжении 90 лет оказывал влияние на его преемников.

Существуют новоделы портретного рубля 1796 г., в том числе есть фантастические варианты. Самый известный новодел отчеканен испорченным лицевым штемпелем, треснутым и с глубокими щербинками за портретом. Обратный штемпель неповрежден. Однако эта монета всегда продается по хорошей цене. Существуют более поздние варианты, некоторые соединяют обратную сторону, где изображен картуш с надписью, с обратной стороной модели рубля 1796 г.


**


Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.