Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Рандольф Зандер "Полутора рублевики Александра 1 для Польши"

В 1815 г. Александр I, как правитель новообразованного Венским конгрессом Королевства Польского, прибыл в Варшаву в связи с организацией там правительства. Возник вопрос о чеканке денег и сюжета новых монет. Хотя Александр был непреклонен в нежелании воспроизводить свой портрет на монетах большого достоинства, его удалось убедить в том, что это укрепит узы между ним и поляками. Им руководило чувство обязанности, продиктованное его положением, и надежда на жизнеспособность польского государства. Итак, с 1816 г. по 1830-х гг., портрет императора Александра был изображен на польских монетах. На русских монетах продолжали изображать орла, а на обратной стороне надпись.

Польские монеты чеканились на Варшавском монетном дворе в здании, которое принадлежало последнему королю Польши Станиславу Августу, знатоку монет и медалей, который часто наведывался на монетный двор и наблюдал, как гравируют штемпели.

В 1818 г. монетный двор получил разрешение добавить надпись на монетах о том, что они отчеканены из серебра и меди, добытых из рудников на территории королевства. Из серебряных монет только монета стоимостью в 10 злотых имела такую надпись, а из медных монет - монеты в один и в три гроша. В 1820 г. Польша отчеканила свою первую монету в 10 злотых. На обратной стороне было отмечено: "из местного серебра". Портрет на польской монете был выгравирован Готфридом Майнером— старшим медальером монетного двора. Он так похож на различные портреты работы Шилова, медальера Петербургского монетного двора, который тот делал, начиная с 1810 г., что ГМ убежден: один из этих портретов Майнер сознательно использовал как образец.

Серебра в Польше добывали очень мало. Все монеты стоимостью в десять злотых, отчеканенные в 1820-1825 гг. имеют на себе обозначение метала из местных рудников, и каждый год чеканили мало: 1820 г. – 534 шт., 1821г. – 1195 шт., 1822г. -233шт., 1823 г. – 1124 шт., 1824 – 513 шт., а в 1825г., хотя по документам чеканка не производилась, существуют редкие монеты. Эти монеты 1820-1825 гг. можно разделить на два типа - первый с портретом 1820 - 1822 гг., второй с портретом 1823 - 1825 гг.

В 1826г., предполагая, что новый Император и Король Польский Николай I разрешит чеканить на монетах свой портрет вместо портрета Александра, директор Варшавского монетного двора запросил, сможет ли Яков Рейхель, ставший в то время известным медальером Петербургского монетного двора, выгравировать десятизлотовый штемпель с портретом, как образец для варшавских граверов. Скоро выяснилось, что Николай I так же не желает видеть на монетах свой портрет, как и покойный Александр. На следующий год он подчеркнул отрицательное отношение к этой идее, отклонив пробу портретного рубля, которую Рейхель приготовил в надежде, что она будет принята. Николай искусно решил польский вопрос, он повелел, чтобы портрет Александра, отныне в венке, продолжали чеканить на монетах, как бы в память усопшего "восстановителя Польского королевства". Только надпись на обратной стороне упоминает Николая, императора всея Руси и царствующего короля Польши.

В 1826 г, монеты стоимостью в 10 злотых не чеканились - явно из-за отсутствия местного серебра. В течение 1827 г. было отчеканено 123 монеты, все без обозначения чеканки из местного серебра. Минцмейстер Яков Беник скончался в мае, и Гуттен Чапский оценивает десятизлотыс монеты с его инициалами I.В. как К7. ГМ. замечает, что хотя его экземпляр и экземпляр Толстого полновесны, весят чуть больше 31гр., экземпляр Гуттен - Чапского был на несколько граммов легче, и он делает вывод о том, что монеты с I.В., возможно являются пробными,

Монеты нового минцмейстера Фридрика Хунгера (F.Н.), отчеканенные после мая 1827г. очень редкие.

С начала XVIII ст., в Пекине находилась миссия русской православной церкви. Она обслуживала тех немногих русских, которые жили там, и, что более всего важно, со временем стала центром китаеведения. В XIX ст. статус миссии повысился, и в царствование Александра I меха и другие предметы торговли, которыми государство снабжало миссию, чтобы их обменивали на рынке на продукты питания и т.п., были заменены периодическими поставками небольших серебряных слитков, отлитых на Петербургском монетном дворе. Сначала они были прямоугольными, потом квадратными. Их присылали весом от одного российского фунта до одной шестнадцатой фунта, что приблизительно равнялось стоимости рубля. Эти слитки присылали в Пекин и иногда в другие сосредоточения русских на Востоке в течение почти половины столетия. Сначала слитки были из монетного серебра пробы 83,33/96, позже пробу повысили до 94/96. Их присылали вместо российских монет, экспорт которых был, как правило, запрещен. Российские деньги с китайскими клеймами практически неизвестны.

До нашего времени дошел один слиток в одну шестнадцатую фунта и несколько штук в одну восьмую фунта. Китайские купцы быстро конвертировали необычные бартерные деньги в привычные китайские.




Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.