Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Зандер Р. Ефимки ... надчеканки 1655 года на европейских талерах.

Серебру в виде надчеканенных ефимков, хотя во внутренних пределах России его очень охотно принимали, когда оно попадало в денежное обращение, - предназначалась особая роль: оно должно было стать официальной внешней валютой для финансирования русского войска, действующего на запредельных землях.

Необходимо было срочно определить стоимость надчеканенных ефимков. То ли приравнять их в стоимости к рублю 1654 г., который правительство оценило абсурдно высоко в 100 копеек, или оценить в 50 копеек (официальная цена, которую правительство платило за талеры, покупая их на рынке). Решили оценить клеймленные ефимки в 64 копейки - именно столько они содержали серебра. На деле это означало, что правительство получает одинаковую прибыль и когда перечеканивает талеры в копейки, и когда пускает их с надчеканом в обращение за границей стоимостью в 64 копейки.

Для клеймления накопленных талеров казначейство использовало обычный лицевой штамп московской копейки с изображением всадника, а также продолговатый штемпель с датой 1655. Все из многих копеечных штампов, использованных в этой операции, происходят из единого маточника. Незначительные различия могут заставить дотошного исследователя оспорить этот факт, а таких различий немало: присутствие или отсутствие бисерного ободка, неодинаковый диаметр штампа, явное различие в фигуре всадника или в марке монетного двора под всадником. Но все эти различия происходят либо от того, как была произведена штамповка, либо от состояния штемпеля, либо от того и другого.

Штампы с датой различаются по своему виду так же, как и копеечные. Как правило, их использовали до износа, поэтому часто качество оттиска оставляет желать лучшего. Наверное, все штемпели с датой были сделаны с одной из трех матриц, хотя размеры штемпелей, на которых поставлена дата, значительно различаются между собой.

Запас талеров, накопленный московским правительством которые можно было над чеканить остался практически нетронутым после неудачного эксперимента перечеканить их на рубли. В 1655 г, он пополнился талерами, которые поступили из Архангельска, и деньгами, которые специальные уполномоченные правительства по скупке талеров сумели раздобыть на Украине. Всего в 1655 г. для надчеканки можно было использовать около миллиона талеров, хранящихся в казне, и все они, или громадное большинство из них, были тогда надчеканены

Вскоре возникло непредвиденное обстоятельство. В русской действующей армии солдатам-стрельцам платили из расчета 64 копейки за надчеканенный ефимок. Это составляло подлинную их стоимость. Но, реализуя эти деньги, они могли получать только 80% их стоимости, так как местные торговцы и менялы не принимали во внимание надчеканку и соглашались брать монеты по официальной покупной цене, то есть по 50 копеек. По этой же цене уполномоченные русского правительства скупали у них талеры.

Через некоторое время представители государственной казны и казначеи действующей армии были вынуждены признать пятидесятикопеечный курс ефимок-сначала "де-факто", а в 1659 г. официально. Торговые операции стали совершаться в талерах, а не в надчеканенных ефимках (ефимки с признаками).

История официального обращения русских ефимков "с признаками" заканчивается их изъятием в 1659 г., которое произошло собственно на традиционных русских землях, где в обращении их было очень мало. Даже там изъято их было небольшое количество. Желающих сдать серебряные ефимки в обмен на новые медные копейки, выпущенные правительством, были единицы. А заграницей на это предложение русского правительства не отозвался никто. Большинство надчеканенных ефимков не были изъяты и продолжали обращаться в Украине и Белоруссии как обычные талеры.

Существует известный исследователям экземпляр рубля 1704 года отчеканенный на ефимке, контромаркированном в 1655 г. Вскоре после 1655 г. он перешел в свою прежнюю ипостась, то есть в талер. И через полстолетия агент русской казны, исследуя украинский денежный рынок на предмет покупки большой партии талеров, которые должны были стать заготовками для новых рублей Петра Великого, купил его вместе с другими монетами.

Среди известных нумизматам ефимков есть 24 голландских левендалера - русские называли их "левками", то есть львятами. Они имеют, несомненно, подлинную надчеканку (существуют левендалеры со старой поддельной над чеканкой, но мы не говорим о них). Все эти "первичные " монеты датированы самое позднее 1649 г. На первый взгляд левендалеры ничем не отличаются от обычных талеров или их аналогов, однако, на самом деле весу них меньше, и проба ниже. Очень подробные справочники русских купцов, описывающие различные талеры, начинают упоминать левки только в середине 1600-х годов. Отмечается, что они встречаются главным образом на Украине. Стоимость их определена правильно - на 25% ниже талера (оценили их в 38 копеек). Отмечено, что качество металла хуже, чем у обычного серебряного талера.

Левендалер, конечно, был главной европейской монетой в торговле с Ближним Востоком, начиная с конца XVI столетия и на протяжении почти всего XVII. Чеканить его начали голландцы, почти исключительно для торговли с Левантом. Потом его стали чеканить и полдюжины итальянских государств, а также некоторые немецкие земли, от своего имени и для нужд своих купцов. Имеются свидетельства того, что около 1650 г., эти предназначенные для Леванта монеты, по удлиняющимся торговым каналам начали проникать насевер, в Украину. Наверное, русские покупатели талеров сперва не могли определить настоящую стоимость новых монет, из чего извлекли немалую выгоду украинские менялы, которые сбывали их по повышенной цене. Конечно, левки поступали в Россию не прямо, не посредством давно налаженной торговой системы. Задействованные этой системой купцы платили затовар полноценными даальдерами и патагонами и никогда бы не решились ради своей сиюминутной выгоды пойти на обман русских торговых партнеров, подсовывая им неполноценную монету.

Кроме этих нескольких известных нам легковесных монет, которые были надчеканены в 1655г., существуют тоже немногие экземпляры тяжелых голландских дукатонов (весом в 32-33г.) с подлинными клеймами. Эти монеты использовались почти исключительно для дальневосточной торговли. В третей четверти XVIII ст. Петербургский монетный двор подготовил штампы для новодельного "ефимка с признаком". За основу "первичной" монетой послужил брабантский патагон Альберта и Элизаветы, отчеканенный новорезанными штемпелями. На круглом клейме изображен похожий на паука всадник на длинной лошади. Этот новодел отчеканен, как обычно, на рубле или другой монете размера талера с неизмененным гуртом. Эти монеты, как и некоторые другие новодельные, ценятся выше, чем оригинал,

Спасский описывает и воспроизводит три давно известных пары фальшивых надчеканов. Тип 1). Был опубликован Шубертом в каталоге его коллекции 1843 года: он считал монету подлинной. С тех пор этот тип неоднократно появлялся на аукционах. Его ставили на подлинных ленендалерах, вероятно для того, чтобы их можно было принять за полноценные талеры. Копеечный штамп отчеканен с довольно широкими закраинами, и рисунок всадника стилистически неправилен. Марка московского монетного двора "М" почти неразличима. Штамп с датой слишком большой, и его левый край округленный, а не квадратный, как в оригиналах. Тип 2). Круглый копеечный штамп с тонкими закраинами. Всадник сделан грубо, его корона слишком велика, и нет марки монетного двора. Штамп с датой немного удлинен. Этот тип попадается несколько чаще, чем предыдущий, и бывает на разных монетах размера талера, включая гульден-талеры и левендалеры. Тип 3). копеечный штамп с узкими закраинами. Изображение всадника нескладное, а марка монетного двора отсутствует. На штампе с датой цифры начертаны слишком тонкой линией. Эту разновидность, которая попадается чаше двух первых, обычно находим на левендалерах. Штампы всех этих трех типов наложены ровнее и тщательнее чем на подлинных ефимках. Вполне возможно, что эти самые давние фальшивые штампы начали употребляться для клеймения монет на Украине вскоре после 1660 г.

Более-менее хорошо сделанный штамп мог придать сомнительной или легковесной монете законный вид. После 1691. употреблять самодельные штампы можно было без всякого риска, так как в том году надчеканенные монеты были изъяты из обращения русским правительством, и, с его точки зрения, приобрели статус серебряного слитка. В 19 столетии старое русское слово "ефимок" утратило свое первичное широкое значение и стало обозначать почти полностью монеты 1655г. с двойным клеймом, которые в то давнее время имели особое название "ефимок с признаком". Единственным исключением были монеты 1798 г. с неутвержденного образца, на которых было слово "ефимокъ". Двойное клеймо, как было упомянуто выше, с 1655 г. по 1659 г. придавал монете статус законного платежного средства.


***


Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.