Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Рандольф Зандер "Рубли Екатерины II"

Екатерина II унаследовала замысел Шувалова удвоить нарицательную стоимость медных монет и понизить пробу серебряных монете 77/96 до 72/96. Девальвацию меди она отклонила и велела уже изготовленные медяки перечеканить обратно, чтобы вернуть их бывшую стоимость. Перечеканку серебряных монет она одобрила, планируя постепенно подвести все серебряные монеты большого достоинства под новый стандарт. Главное, чего она желала, это упростить модификацию; отчеканить на всех новых монетах бюст нынешнего монарха, а не портреты бывших государей, как это было при Петре III.

К середине 1763 г. было уже перечеканено полмиллиона старых рублей, и в основном эта работа была завершена в 1760-х годах.

Многие из рублей 1762 и 1763гг. шире, чем обычно. Хотя свидетельств того, что они отчеканены на "первичной монете", не существует, они являются перечеканкой рублей Петра III Поскольку все его рубли отчеканены на кружках 72 пробы, то не было нужды расплавлять их для чеканки. Их можно было перечеканивать сразу. Перечеканка, которую Екатерина II предприняла по отношению к рублям Петра III, не шла ни в какое сравнение с упорной и на 95% успешной кампанией уничтожения всех нумизматических следов предшественника Елизаветы Петровны. Рубли Иоанна III редки, рубли Петра III встречаются почти постоянно.

На протяжении оставшихся 35 лет царствования Екатерины монетные дворы использовали главным образом новое серебро, некоторое количество из российских рудников, которые увеличивали добычу металлов, остальное из звонкой монеты и от выручки мехов и прочих товаров.

На главном монетном дворе, расположенном в Петербурге, сосредоточились на чеканке рублей. Московский монетный двор, где рабочие были на более низкой сдельной оплате, занялся трудоемкой чеканкой мелкой серебряной монеты. За 35 лет пребывания Екатерины II на троне было отчеканено серебряных монет на сумму около 66,5 миллионов рублей, из них почти половина из серебра, полученного из монет бывших ранее в обращении, три четверти этого серебра (если брать его стоимость) пошла на чеканку рублевых монет.

После 1769 г., когда правительство начало вводить ассигнации, процент серебряных монет, находящихся в обращении, стал постепенно снижаться. В то же время количество медных пятаков постепенно увеличивалось. Однако рубли продолжали чеканиться миллионами, а в последующие годы возросло производство серебряной разменной монеты.

Тимофей Иванов - одаренный сын работника Петербургского монетного двора, бывший подмастерье Бенджамина Скотта, монополизировал на все время правления Екатерины II гравировку портретных штемпелей для ее монет. Четыре ясно отличающихся друг от друга типа портрета - 1762, 1766, 1777 и 1783гг, - отражают превращение императрицы из молодой матроны в женщину средних лет. Каждый портрет шел в производство только после того, как Екатерина одобрила его, но в виду великолепного начала с портретом 1762 г. процедура становилась более-менее, хотя и не полностью, формальной. Например, изучив портрет 1777 г., императрица дала подробные распоряжения насчет ее прически. После 1783 г, Екатерина решила законсервировать свой портрет до конца жизни и остаться вечно пятидесяти четырехлетней.

В лице Екатерины II ее медальеры имели исключительно восприимчивого патрона. Наверное, ни один российский правитель не проявлял такого глубокого знания хорошего стиля. Она была медальерам прекрасной моделью. Елизавета Петровна в свои лучшие годы была красивее Екатерины II, а Екатерина на закате лет стала почти такой же грузной. Разница в их медальных портретах показывает более тонкий вкус Екатерины II. Не удивительно, что именно работы Иванова, отвечали требованиям императрицы, Хотя возможно говорить о четырех последовательных рублевых портретах, внимательный наблюдатель может заметить немалое число очень мелких различий (не считая расстояния между словами надписи и т. д.). Портрет сначала переводился с маточника на штемпель, а затем дорабатывался от руки или самим Ивановым или кем-то из граверов. Одна заслуживающая сожаления особенность екатерининских рублей последних лет ее царствования (особенно с портретом 1783г.) заключается в том, что гравировка была умышленно очень неглубокая, и даже среди чистых, не бывших в обращении экземпляров найти ясный, четкий портрет почти невозможно.

Разработка этих портретов происходила в атмосфере созидательного подъема, царившего среди медальеров. Кроме Иванова и его не менее одаренного современника Самойлы Юдина, во время царствования Екатерины Великой на Петербургском монетном дворе начали работать полдюжины опытных немецких граверов. Эти русские и русифицированные мастера создали множество медалей и монет. Как правило, они свидетельствуют о высоком уровне художественного таланта их создателей. В некоторых экземплярах местами заметны следы "усталости гравера". Они были созданы во время бума 1770 гг., когда одна историческая серия сменяла другую, что заставило медальное ведомство работать в бешеном темпе,

Иванов взаимодействовал со своим профессиональным окружением: например, его портрет рубля 1766 г. свидетельствует о влиянии его современника, немца И. Б. Гасса. Более того, созданные им многочисленные медали, сильной стороной которых были портреты, помогли ему воссоздать образ императрицы на монетных штемпелях.

Мы сказали, что Иванов, создавая свои портреты для монетных штемпелей, не имел соперников. Интересно отметить, что Самойло Юдин, кажется, с ним не соперничал, очевидно, он не имел такой возможности. Из этого следует, что Юдин не был автором портрета на редкой анонимной модели СПБ рубля 1766 г. Он не похож на его другие портреты. Временами он творил самостоятельно, иногда же по-дружески работал с Ивановым. Он сделал обратные штемпели для многих монет, лицевые для которых делал Иванов. По ходу чеканочных операций он часто копировал или заканчивал штемпели Иванова. Кроме Иванова, единственным, кто сделал штемпель с портретом для рубля, был Василий Климов. Портрет Екатерины его работы мы находим на редких московских рублях 1770 г. и 1775т Уровень его работы ниже, чем Иванова. Только один из двух московских рублей 1775 г. помечен его инициалами ВК, но другой, а также рубль 1770 г. так близки к изображению на подписанном штемпеле, что они предположительно тоже работы Климова. Этот ветеран граверного дела в 1762 г. был откомандирован из Москвы в Санкт- Петербург, чтобы помочь гравировать штемпели для большой партии монет и медалей. Но работал он в Москве. Немало обычных штемпелей московского двора в стиле Иванова, с его инициалами и без них, наверное, сделаны Климовым. Как правило, московские рублевые портреты Екатерины по тонкости изображения уступают петербургским. Рубли Екатерины регулярно чеканились в Москве только с 1762 до 1770-1771 гг., а датированные 1775 годом и сделанные в 1775 и 1776 гг., были выпущены малым тиражом.

Из екатерининских монет новоделы чеканились щедро - их насчитывают более 25 разновидностей, все из них СПБ.

В 1770-1778 гг. монетное ведомство пыталось при помощи мощных механизмов Сестрорецкого оружейного завода отчеканить большие четырехфунтовые медные рубли, которые должны были стать покрытием ассигнаций. Оказалось, что техническое исполнение требует слишком больших затрат, и штампы, использованные для чеканки неудачных сестрорецких моделей, были отправлены для хранения на монетный двор. На лицевом штампе изображен орел с датой -обычно 1771 г., обратный штамп обозначает только номинал в венке. Имя государя не указано. Григорий Лысенко, известный коллекционер и торговец нумизматикой начала XIX века говорит в своем дневнике, что работники монетного двора тайно чеканили медальным прессом разные придуманные ими монеты, которые они тайно выносили и продавали коллекционерам. Среди них были монеты с гладким гуртом, отчеканенные штампами, предназначенными для чеканки сестрорецких рублей. Отсутствие имени государя и тот факт, что именно в 1771 г. началась крестьянская война под предводительством Пугачева, побудила торговцев монетами назвать эти изделия "пугачевскими рублями". Шуберт в 1857 г. опровергает эту легенду. Он относит монету к самому низкому разряду редких и оценивает ее в 20 франков - в пять раз выше цены обычного рубля Екатерины. На аукционе 1991 года один впечатлительный коллекционер уплатил без малого 15 000 долларов за этот плод фантазии. В 1980-х годах грубые подделки, отчеканенные в серебре и в меди, часто появлялись на нумизматических рынках в России.

В 1790-х годах Екатерина II поддержала план, предложенный её фаворитом, графом Платоном Зубовым, удвоить номинальную стоимость медных монет. План был аналогичен тому, который тридцать лет тому назад разработал Шувалов, и который Екатерина решительно отвергла в 1762 г. На этот раз речь шла о медных пятаках стоимостью в больше чем 50 миллионов дополнительных рублей. Этот грандиозный замысел подвигнул императрицу поднять вопрос о создании нового монетного двора в Санкт-Петербурге, который должен был заменить прежний, размещенный в тесных затхлых помещениях двух бастионов Петропавловской крепости. Предложение перевести его в Стрельну, на запад от столицы, где были подходящие помещения, было отклонено. Переговоры с английским изобретателем-промышленником Метью Боултоном привели к твердому соглашению, подробности которого уточнялись как раз в то время, когда императрица скончалась. Это случилось в декабре 1796 г. Но во второй половине 1807 г. появился красивый новый рубль, первая монета, отчеканенная монетным прессом Буолтона, который поднял технику чеканки российских монет до высшего европейского уровня.




Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.