Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Рандольф Зандер "Судьба восьми экземпляров Константиновского рубля"

Можно проследить историю экземпляра Рейхеля, пяти "министерских" рублей, разошедшихся в 1879- 1880 гг. и двух незаконно отчеканенных новоделов Иверсена. Судьба одних прослеживается подробно, других в общих чертах.

1. Экземпляр Рейхеля с гладким гуртом. Вес 20,75 гр. (Острых как бритва заусениц по краю гурта, какими отличаются пять экземпляров с гуртовой надписью, здесь нет). Через семь лет после смерти Шуберта в 1865 г. его коллекция монет, которую отказался купить Эрмитаж, была приобретена в 1872г. братьями графами И.И. и Д.И. Толстыми. Со временем Д.И. Толстой потерял интерес к коллекции, и граф И.И. Толстой стал единственным собственником. В 1913г., решив, сосредоточится исключительно на более старых русских и византийских монетах, он поручил продать с аукциона свои монеты от царствования Павла I до позднейших времен. Его рубль Константина, который на известной распродаже Толстого стоял под номером 987, был куплен Вирджилом Брандтом, легендарным чикагским коллекционером, за 11250 золотых марок. В 1926 г. монету унаследовал брат Вирджила, Армии, и продал ее в 1934-35 гг. Говарду Д. Гибсу из Питсбурга, страстному коллекционеру и торговцу. С этого момента история раздваивается. По одной версии Гиббс продал монету прямо Андрею Келпшу— русскому инженеру и самому известному в Майами Бич коллекционеру больших серебряных монет. По другой версии Гиббс поручил Гансу Шульману (который в 1938-1939гг. переехал из Амстердама в Нью-Йорк) продать ее постоянному и богатейшему покупателю Ганса— египетскому королю Фаруку. В 1954 г. на распродаже коллекции Фарука рубль Константина (или монета, которую выдавали за этот рубль) шла вместе с 13 другими российскими пробами под номером 2559. Шульман купил их за 90 египетских фунтов (325 долларов) и вскоре продал рубль Келпшу. Каталог Фарука был составлен наспех и в крайне трудных условиях, поэтому в него вкрались ошибки. С ошибками описан и лот 2559. Если учесть, что в аукционе приняли участие самые крупные дилеры, лот не был бы продан за 90 египетских фунтов, если бы содержание его соответствовало описанию. Более вероятно, что монета перешла прямо от Гиббса к Келпшу. Во всяком случае, рубль Рейхеля попал во владение Келпша, который скончался в 1961 году. Вдова Келпша поручила фирме Сокеп продать монету. На аукционе в ноябре 1972 г. ее за 22000 долларов купил Бернт Альстрем. Два года спустя, в 1974 г. в Женеве на аукционе она была оценена в 200 000 швейцарских франков. Альстрём выставил ее снова в 1979 г. на аукционе в Сент-Луисе, где и была продана за 125 000 долларов Последние две цены пока самые высокие из всех за любой из рублей Константина. С тех пор монета не появлялась и, как сообщают, находится в одной из французских коллекций.

2. Экземпляр Александра 2 с гуртовой надписью. После кончины императора монета хранилась в библиотеке Зимнего дворца, а в 1927 г. ее передали в Эрмитаж. В 1930 г. она была передана в Государственный Исторический Музей в Москве.

3. Экземпляр Эрмитажа. ( Судя по увеличенному изображению в книге Спасского о рубле Константина, изданной в 1964 г., монета, возможно, слегка чищенная, в превосходном состоянии, если не считать маленького удара на гурте лицевой стороны в 10 часов), монета находится в музее.

4. Экземпляр великого князя Георгия Михайловича. ( Вес. 18,5 гр., это самый легкий из рублей Константина, вес которых мы знаем. На поверхности лицевой стороны следы двойного удара). В 1909 г. монета была передана в музей Александра III в Петербурге (теперь Государственный Русский Музей) как часть коллекции Великого Князя, отданной для постоянного использования. В 1914 г. коллекцию забрали и поместили в Петроградскую Ссудную Казну, затем основная ее часть была успешно перевезена в Южную Россию, эвакуирована и, в конце концов, после судебного разбирательства признана собственностью вдовы Великого Князя. Серебряные и медные монеты потом были проданы его дочерью, которая действовала по поручению всех наследников, Абе Косову и Солу Каплану, а они продали их Виллису Дюпонту. Он преподнес коллекцию, включая рубли Константина и Трубецкого, в дар Смитсоновскому институту, передав ее по частям в 1960-х гг.

5. Экземпляр принца Александра Гессенского. ( Вес. 20,61 гр. Небольшая царапина на лицевой стороне от буквы "Б" до гурта в "7 часов" и маленькая щербинка под цифрой "8" в дате). Первый собственник умер в 1889 г. Впервые монета идентифицирована на публичных торгах аукциона в Мюнхене в январе 1914 г. под номером 337. К монете была приложена этикетка, написанная самим принцем (о ее подлинности). Купил ее за 14325 золотых марок Вирджил Бранд, который уже владел экземпляром Рейхеля. После раздела имущества Вирджила в 1926 г. она перешла его брату, Орасу. Роберт Фридберг, который на протяжении многих лет был постоянным покупателем собранных Брандом вещей, выставил ее на аукционе Неss в 1964 г. Сол Каплан приобрел ее за 38000 швейцарских франков, хотя предварительная оценка была 50000 швейцарских франков. Он сообщил, что продал ее швейцарскому покупателю, но на самом деле передал Абе Косову. Аба, возможно, самый известный дилер того времени, который специализировался на монетах США, имел также пристрастие к российским монетам и пробам монет всею мира. Перед этим он приобрел значительную русскую коллекцию и вынашивал мысль придержать рубль Константина и копию Трубецкого из коллекции Великого Князя, если не будет желающих купить ее всю целиком. Через много лет его дочь поручила выставить экземпляр принца Александра Гессенского на аукционе в ноябре 1994 г. Монету приобрел русский покупатель из Новосибирска за 90 000 долларов плюс комиссионные, лишь немного превысив цену предлагаемую японским покупателем.

6. Экземпляр Великого Князя Сергея Александровича. В своей книге 1964 г. Спасский воспроизводит страницу из каталога Гамбургского аукциона 1898 г., на котором рубль Константина предлагался под номером 626. Он был продан за 1280 золотых марок. Заметна нечеткость чеканки на правом крыле орла (может быть кажущаяся). Край монеты над портретом типично острый как бритва. Методом исключения можно определить, что это экземпляр Великого Князя Сергея Александровича, так как все остальные "министерские" рубли учтены. Поскольку ее гурт с надписью, она не принадлежит к числу псевдоноводелов Иверсена. Ни покупатель, ни тот, кто предложил ее на аукцион, неизвестны. В.В. Бартошевич убедительно настаивал, что Великий Князь, известный знаток, отличающийся широкими интересами, в одно время директор Исторического музея в Москве, никак не мог продать эту памятную для него вещь, полученную от ныне покойного отца. Бартошевич не исключает возможности появления других объяснений. Дальнейшую судьбу рубля Константина, проданного в 1898 г. определить трудно. В ноябре 1965 г. Ганс Шульман выставил ее па аукционе, где были предложены главным образом веши из собрания новозеландского коллекционера Е. Орлова, к которым такая монета, вроде бы, не имела прямого отношения. Увеличенное изображение на обложке каталога воспроизводит не предложенную к продаже монету, а экземпляр, Эрмитажа. Как утверждает Гарри Северин, Бернт Альстрём и Сол Каштан изо всех сил пытались ее перехватить. Однако монета досталась французскому агенту, за 41000 долларов. Спасский склонен считать, что это, возможно, экземпляр великого князя Сергея Александровича.

7. Экземпляр Зубова-Йозефа работы Иверсена с гладким гуртом, 20,57 гр. Монета Йозефа сильно патинирована. На лицевой стороне на гурте щербина в "5 часов", царапины на поле в"3 и в 9 часов" и менее заметные следы небрежного обращения. На обеих сторонах видны легкие потертости, которые особенно заметны на темном фоне. Предположение, что экземпляр Зубова и Йозефа - это одна и та же монета, основывается на том факте, что с ней небрежно обращались. Зубов должен был получить от Иверсена монету, не бывшую в обращении. Конечно, он обращался с ней бережно. То же самое делал бы и Йозеф и последующие собственники. Но это был рубль, который грабители вместе с сотнями других монет вытрясли из лотков Зубова в 1911 г. Следует предположить, что им не хватило ни терпения, ни умения обращаться с ними почтительно. Зубов купил монету у Иверсена в 1896 г. и держал ее у себя 15 лет. Через несколько лет, после того, как ее у него украли в 1911 г., ее приобрел. Йозеф. После смерти Йозефа в 1919 год; когда царил хаос, она перешла к известному коллекционеру Ф.Ф. Рихтеру, который умер в 1938 г. Супруга внука Рихтера предложила ее Эрмитажу в 1962 г. В это время Спасский определил, что она отчеканена при помощи подлинных штемпелей. Музей решил, что за нее запросили слишком высокую цену Потом монета эмигрировала и появилась в Нью-Йорке. На декабрьском аукционе Сотби в Нью-Йорке в декабре 1981 г.(лот 396) ее не купили даже за низшую оправданную цену. Через некоторое время ее предложили на аукцион, который проводила монетная галерея Стакса, но по нереальной начальной иене. Последующий собственник, Анатолий Песоцкий из Нью-Йорка договорился в 1991 или в 1992 г. с Сотби - Лондон предложить обмен с Государственным Историческим Музеем в Москве (ГИМ). Казалось, что ГИМ заинтересуется монетой, помня о том, что Зубов принес свою коллекцию ему в дар в 1917 г. но предложение не было принято, и Сотби продал монету на аукционе 1993 г. Ее купил за 26 000 фунтов японский дилер.

8. Экземпляр Алексеева-Исаева-Гаршина с гладким гуртом. (20.8 гр.). Этот псевдоноводел работы Иверсена впервые идентифицирован в коллекции гофмейстера двора, Г.П. Алексеева, который скончался в феврале 1914 г. Монета перешла к П.М. Исаеву, который умер в 1941 г. во время блокады Ленинграда. Затем она находилась у доктора Владимира Георгиевича Гаршина, брата по матери М. Ю. Гаршина. В. Г. Гаршин был выдающимся патологом с литературными наклонностями и известным коллекционером монет. Монета оставалась у него до 1956 г. Незадолго до смерти он, вместе с некоторыми другими вещами своей коллекции, дал ее на время своему другу и коллекционеру Нестору Цигирю "для изучения", Цигирь умер, не вернув монету, и его коллекция рассеялась. В 1981 г. в Дюссельдорфе появилась монета, которая, будто бы, была экземпляром Алексеева- Исаева- Гаршина. Ее привез в Германию какой-то моряк. Вскоре ее приобрел покойный Вилли Фукс. Когда его коллекцию готовили к аукциону в 1996 г., эту монету подвергли тщательному исследованию, но удостовериться в ее подлинности не удалось.

Любимыми монетами дня нумизматических подделок в России являются медные платы 1725-1727 гг. и рубль Константина. Одна из причин этого то, что эти монеты всегда находят доверчивых покупателей. Даже такой проницательный человек, как Говард Гиббс, поверил в подлинность поддельного медного рубля и полтины, из коллекции короля Фарука. Один из русских величайших нумизматов, А.А. Ильин, придерживался взгляда, что рубль Трубецкого был отчеканен на Петербургском монетном дворе.

Рубль Трубецкого вообще стоит особо, частично потому, что выполнен мастерски, но, главным образом, из-за своей увлекательной истории. Фальшивомонетчики отдали должное этой классической фальшивке, пытаясь подделать и ее, иногда с неправильно ориентированными штемпелями, а один раз на гурте было мелкими буквами отштамповано ARGENT (серебро фр.), как это делается на Парижском монетном дворе. Со времени Трубецкого было сделано много попыток подделать рубль Константина. Часто на кружках из неблагородного металла. Некоторые копии делались не специально для того, чтобы обмануть покупателя, они предназначались для тех, кто не имея возможности приобрести оригинал, довольствуется его умелым воспроизведением. Такие копии мало чем отличаются от хорошей гальванокопии (а их было немало сделано с экземпляра Шуберта). Но многие подделки были изготовлены именно с целью, ввести коллекционеров в заблуждение. И фальшивомонетчики, и коллекционеры становятся все более опытными. Некоторые подделки XIX века до смешного примитивны, а некоторые, сделанные за последние 10 - 15 лет - опасны. Лучший тому пример, так называемый "Голливудский рубль", явно сделанный в Бейруте. Он отчеканен посредством специальных штемпелей, гурт на нем с надписью, отчеканенной слишком четко, а несоответственности поверхности едва заметны. Сочетание нумизматической эрудиции с новыми техническими средствами, которое все более становится очевидным в России, чревато возможностью создания в недалеком будущем чрезвычайно презентабельного фальшивого рубля Константина.


**


Рандольф Зандер "Серебряные рубли и ефимки Романовской России 1654 - 1915 гг." США 1996г.