Справочно-информационный
портал по нумизматике


Минцмейстер Осип Мейджер

В.В. Уздеников "Монеты России XVIII  - начала XX  века. Очерки по нумизматике", 2004 г.

Как известно, на многих российских монетах помещены (одновременно или раздельно) личные знаки сотрудников монетного двора двух категорий: это были граверы - авторы портретов, гербов и иных монетных изображений, и минцмейстеры, отвечавшие за качество изготовления монет. Если каждый гравер привносил в портретное или какое-либо другое изображение, а также в общую композицию оформления монеты только ему присущие стилистические особенности и с течением времени, в процессе массовой чеканки монет, мог несколько видоизменять отдельные элементы оформления, то минцмейстеры обычно были лишены права влиять на оформление монет массового выпуска, а могли лишь способствовать улучшению качества воспроизведения этого оформления. Исключением из этого общего правила оказался минцмейстер Осип Мейджер, чей знак "ОМ" встречается на золотых и серебряных монетах Павла 1 1798, 1800 и 1801 годов чеканки.


Полуполтинник 1798 года СП - ОМ. 

При рассмотрении монет, датированных 1798 годом и помеченных знаком "ОМ", обнаруживается, что в их внешнем оформлении существует ряд особенностей, несомненно, связанных" с деятельностью минцмейстера Осипа Мейджера, поскольку на других монетах того же 1798 года, но помеченных знаками минцмейстеров Михаила Бобровщикова ("МБ") и Федора Цетреуса ("ФЦ"), эти особенности отсутствуют.

Прежде всего, на монетах 1798 года со знаком "ОМ" (кроме монет рублевого достоинства) Петербургский монетный двор обозначен литерами "СП" ("Санкт-Петербург"), тогда как на всех других золотых и серебряных монетах Павла I (кроме червонцев и рублевиков 1796 года) он обозначен литерами "СМ", которые обычно расшифровываются как "санкт-петербургская монета"'.

Далее, на монетах 1798 года "ОМ" достоинством в 5 рублей, полтину и полуполтинник обозначение монетного двора и знак минцмейстера расположены на краю поля реверса под нижними волютами. Такое расположение указанных аббревиатур противоречило решению, принятому по этому вопросу самим императором. Действительно, в письме генерал-прокурора князя Куракина президенту Берг-коллегии А. Нартову от 26 декабря 1796 года сообщалось, что "Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил, на делаемых монетах начальные буквы имени монетного двора, где они деланы были, и минцмейстера означать под надписью слов...". Именно так и расположены эти буквы на других монетах Павла I старших номиналов.

"Обычный" рубль выпускавшийся в период 1798 - 1801 гг.

Наконец, на монетах 1798 года "ОМ" (массового выпуска) наблюдается еще одна особенность: если всем другим монетам Павла I свойственно довольно точное выдерживание соотношения осей аверса и реверса, то на интересующих нас монетах эти оси соотносятся чаще всего самым причудливым образом, вплоть до расхождения на 130-140°. Исключением являются только пятикопеечники, у которых нарушение соотношения осей наблюдается лишь изредка и на незначительную величину.

По всем другим параметрам (лигатурной массе, габаритным размерам и пробе драгоценного металла) монеты со знаком "ОМ" не отличаются от монет "МБ" и "ФЦ".

Чем же руководствовался О. Мейджер, изменяя обозначение Петербургского монетного двора, нарушая повеление императора при размещении на монетах аббревиатур "СП" и "ОМ" и игнорируя постоянно наблюдавшиеся грубые ошибки в установке штемпелей при чеканке? Точно выяснить причину таких его действий сейчас затруднительно, хотя некоторые предположения на этот счет имеются. Несомненно только, что столь явные нарушения не остались незамеченными, и О. Мейджер был, видимо, отстранен от должности минцмейстера: во всяком случае, в 1799 году монеты со знаком "ОМ" уже не чеканились.

Этот знак вновь появляется на золотых и серебряных монетах в 1800 году, когда Петербургский монетный двор в Петропавловской крепости был уже закрыт на реконструкцию и начал работать временный Банковский двор (в здании Ассигнационного банка); серебряные рубли и полтины со знаком "ОМ" чеканились ив 1801 году. Однако на подавляющем большинстве монет "ОМ" 1800-1801 годов монетный двор был уже обозначен литерами "СМ" (а не "СП") и обе аббревиатуры были размещены на официально отведенном для них месте. Только на части пятирублевиков и на очень небольшом количестве полуполтинников 1800 года реверс был еще оформлен по образцу 1798 года, но здесь, видимо, просто были использованы (в целях экономии) хорошо сохранившиеся штемпели реверса, оставшиеся от 1798 года. В то же время на всех монетах "ОМ" 1800 и 1801 годов нет и в помине беспорядочного соотношения осей аверса и реверса, а наблюдаются, как и на других монетах Павла I, лишь довольно редкие случаи небольшой неточности в установке штемпелей.

Таким образом, инициативы О. Мейджера в массовом монетном производстве были довольно быстро пресечены, причем так быстро, что рублевые монеты "ОМ" 1798 года, чеканка которых была, видимо, отнесена на последние месяцы, уже получили стандартное оформление реверса, хотя грубые ошибки в установке штемпелей при чеканке этих рублей еще не были устранены.

Знаком минцмейстера Мейджера "ОМ" были помечены не только серийные, но и три пробные серебряные монеты 1798 года - ефимки (полуторарублевики), на которых и Петербургский монетный двор был обозначен литерами "СП", и обе аббревиатуры были размещены с нарушением императорского повеления. Эти не принятые к массовому выпуску монеты несли на себе ряд технических новшеств, которые были внедрены в российское монетное производство лишь много лет спустя.

К этим новшествам прежде всего относится чеканка монет в неразъемном гладком печатном кольце. Использование печатного кольца этого вида обеспечивалось на ефимках специальным оформлением их гурта: в одном случае это была гуртовая надпись, выполненная вдавленным шрифтом (ефимки 1798 года были первыми российскими монетами с такой гуртовой надписью); в другом случае на гурт был нанесен заглубленный растительный узор, обрамленный по краям гладкими выпуклыми ободками). Применение печатных неразъемных колец при массовой монетной чеканке стало возможным в России только с 1807 года, когда на реконструированном Петербургском монетном дворе были пущены в работу монетные прессы конструкции Болтона-Дро.

Еще одним новшеством было применение широких выпуклых ободков для защиты от повреждения надписей и изображений, расположенных в центральной части аверса и реверса монеты, а также два способа защиты надписей, расположенных на этих ободках: использование для части надписей вдавленного шрифта и размещение надписей, выполненных выпуклым шрифтом, на заглубленных участках поверхности ободков. Нечто подобное было применено позднее на старших номиналах медных российских монет, чеканившихся с 1867-го по 1917 год.

Следует отметить, что ефимки 1798 года были изготовлены на очень высоком техническом уровне при точном соблюдении соотношения осей аверса и реверса.

Каких-либо биографических сведений об Осипе Мейджере, к сожалению, обнаружить не удалось. Можно только предположить, что он, судя по его фамилии (Маjог), да и по его имени, несомненно, переделанному на русский манер из английского "Джозеф", был англичанином, а его прибытие в Санкт-Петербург было связано с начавшимися в 1797 году переговорами с английским предпринимателем М. Болтоном о поставке в Россию нового оборудования для оснащения реконструируемого Петербургского монетного двора. Такое предположение выглядит достаточно обоснованным еще и потому, что пробные ефимки, помеченные знаком Мейджера "ОМ", могли быть отчеканены в 1798 году с использованием печатного кольца только в Англии на прессе конструкции Болтона-Дро, причем такие монеты могли попутно выполнять роль образцов продукции, производимой на этих прессах, поскольку именно об их закупке как раз и велись переговоры с М. Болтоном.

Штемпели ефимков были, скорее всего, изготовлены вместе с гуртильными верейками также в Англии, и вот почему. Если комплект штемпелей одной из этих монет почти в точности воспроизводил оформление российских монет массового выпуска (старших номиналов), то комплекты штемпелей двух других монет имели оформление, весьма необычное для монет России того времени, но фактически повторяющее оформление медных двухпенсовиков, выпущенных в Англии в 1797 году: и те, и другие монеты имеют широкие защитные ободки на аверсе и реверсе с надписями, выполненными заглубленным шрифтом При этом следует особо отметить совпадение времени изготовления двухпенсовиков (1797 год) и ефимков (1798 год). К тому же в английском монетном производстве в 1790-х годах уже применялись заглубленные надписи на гурте монет, тогда как до появления пробных ефимков 1798 года и в течение семи лет после их появления ни одна подлинная российская монета не имела такой гуртовой надписи.

При изготовлении штемпелей ефимков английские монетчики, видимо, не сочли для себя обязательным точное выполнение всех существовавших в России указаний по оформлению монет текущего выпуска (а возможно, и не знали об этих указаниях); поэтому для обозначения Петербургского монетного двора они использовали аббревиатуру "СП" (которая, кстати сказать, расшифровывается проще и понятнее, нежели "СМ"), а также разместили эту аббревиатуру и знак минцмейстера "ОМ" по своему усмотрению: в одном случае - на нижнем краю поля реверса, а в другом - сверху и снизу центральной надписи на реверсе.

Штемпели ефимков, были, по-видимому, позднее переданы на Петербургский монетный двор, где они очень ограниченно использовались для чеканки новоделов с гладким гуртом, а также служили образцом при изготовлении гербового штемпеля для двух вариантов пробного рубля 1806-го или 1807 года.

Приступив к работе на Петербургском монетном дворе в должности минцмейстера, Мейджер, несомненно, руководил изготовлением штемпелей для золотых и серебряных монет массового выпуска. При этом он просто повторил некоторые "вольности" из числа допущенных в Англии на штемпелях пробных ефимков, то есть заменил "СМ" на "СП" и разместил "СП" и "ОМ" на нижнем краю поля реверса монет старших номиналов. А вот полное отсутствие контроля с его стороны за правильностью установки штемпелей при массовой чеканке российских монет в 1798 году пока остается загадкой. Может быть, такой контроль не входил в круг обязанностей минцмейстеров на английских монетных дворах?

Но дело не только в этом: ведь монетчики Петербургского монетного двора, конечно же, сами прекрасно знали, как должны быть установлены штемпели в прессе. Следовательно, они, пользуясь бесконтрольностью, могли специально закреплять один из штемпелей в произвольном положении, чтобы тем самым подпортить репутацию почему-то не полюбившегося им англичанина. Как мы уже видели, в 1798 году они в этом вполне преуспели. В таком своеобразном "заговоре" не участвовал лишь мастер, ведавший прессом, на котором чеканились серебряные пятикопеечники.

Партнеры сайта: Интернет-магазин raritetus.ru покупка и продажа монет России, СССР и Современной России.




Другие статьи В.В. Узденникова: