Справочно-информационный
портал по нумизматике


Семенов В.Е. "Монетное дело. Серебряные монеты Анны Иоановны."

Более трех десятков штемпелей рублей 1730 г. исполнены только в двух портретных вариантах. Оба вполне привлекательны и профессионально выполненны, вероятно, различными авторами, поскольку очень несхожи между собой. В 1731 г. к ним добавляется еще один (тоже без броши). На оборотную сторону рубля возвращается 1 двуглавый орел, но в другом оформлении: на груди московский герб, на шеях -андреевская цепь (очень редок тип с цепью вокруг орла). Герб не меняется до 1826 г. На гурте рублей вместо надписи узорчатый орнамент, а у полтин - сетчатый.

24 марта 1730 года Татищев представляет Анне первые двадцать две рублевые монеты, полученные им с Кадашевского двора, а 15 апреля следует сенатский указ "о делании монет по утвержденным образцам".

Рубль с портретом Анны Иоановны 1730 - 1733 гг.

С 1731 года в портретной иконографии возникает парадоксальная ситуация - резкое падение уровня художественного мастерства резчиков. Кроме одного портрета, известного на нескольких штемпелях 1731 года (на верхнем рисунке), остальные, числом под сотню, невыразительны, а то и просто карикатурны.

Следующий тип рубля нумизматы называют "с брошью на груди". Он известен с датами 1731,1732 и, редкие - 1733,1734. Среди множества портретов выделяется профессиональной работой только один , 1731 г., с несколько большей головой.

Январский указ 1731 г. также предусматривает выкуп у населения низкопробного разменного серебра 1713-14, 18 и 26 гг. и выпуск взамен его одного миллиона гривенников той же 77/96 пробы, что и у крупной монеты. Объем выпуска обусловлен разменным кризисом, вызванным большим разрывом между номиналами (денга-полтина). За пять лет с 1731 по 1735 гг. была выполнена только половина плана.

Неумелые попытки головкинского руководства улучшить оформление серебряных монет видны при рассмотрении следуюшего типа рублей. Здесь очевидно желание добиться портретного единообразия, но получается "как всегда" - не имеющие достаточного художественного образования резчики допускают значительные отклонения от общего стереотипа. Трудно выделить среди этих работ руку мастера, хотя на некоторых просматриваются черты, сходные с подписанными Шульцем медалями. Вероятно, портреты этого, предыдущего и следующего типов выполнены его учениками. По февральской ведомости 1735 г. на Кадашевском дворе работали медальер Антон Шульц с учениками - Лукьяном Дмитриевым, Иваном Козьминым и Федором Никифоровым; у дела чеканов к серебряному делу мастер Иван Васильев, подмастерья Адриан Иванов и Иван Суходолов, ученики Василий Климов, Козьма Журавлев и Емельян Федоров. Еще один тип рубля отличается отсутствием броши на груди. Он известен с датой 1733, редко -1734. Среди более сотни портретов высокохудожественных не находится.

 

Полтина, портрет 1731 - 1734 гг..

Выделка полтин начинается в 1731 г. Первые три года портреты на них схожи с рублевыми лишь в том смысле, что также непрофессионально выполнены.

На первых выпусках голова всегда смещена влево, и только с 1733 г. перемещается к центру монетного кружка. На оборотных сторонах грубо нарушена государственная символика - на груди орла нет московского герба, а на шеях андреевской цепи.

Самым богатым на эксперименты стал 1734 год. С этой датой рубли двух предыдущих типов встречаются очень редко, но появляются два новых. На первом из них корона или ее крест разделяют слова круговой надписи (из донесения Головкина от 17 июля следует, что таким способом он расчитывает подчеркнуть императорское величие). Несмотря на одинаковое убранство бюста, более двадцати штемпелей этого типа представлены тремя очень разными портретами, все только с датой 1734.

Чтобы обеспечить пробел для короны, в надписи делается сокращение САМОДЕРЖ Начиная с этого типа и на всех следующих в прическе появляется жемчужная нить, ранее присущая только полтинам. На самих полтинах, намного более редких, два сходных с рублями портрета (полтины прежних типов с датой 1734 не известны). Теперь на их оборотной стороне правильный, как на рублях, герб.

Второй вариант 1734 года закрепляется единственным типом Кадашевского двора вплоть до его закрытия в 1737 году Он стал рекордным как по количеству дошедших экземпляров, так и по непривлекательности портрета. Впрочем, среди почти полутора сотен этих штемпелей есть и довольно приятные работы, но общий признак - прилизанная прическа на узком скошенном лбу - сводит усилия художников на нет, хотя и делает монеты единообразными.

На нескольких штемпелях 1734 года в нижнем наплечнике вырезана буква - В. Поскольку из перечисленных выше резчиков она подходит только Васильеву, он и считается их автором.

Упорядочение серебряного передела начинается только к 1737 году. Наконец-то, хотя и не полностью, заканчивается затянувшаяся реконструкция Красного двора и он осваивает выделку серебра (начало передела меди затянется до 1743 года). Выполнивший свою историческую миссию Кадашевский двор закрывается. После десятилетнего перерыва вновь начинают деятельность монетные дворы в Петербурге.

Рубль "московского" типа. 1737 - 1740 гг.

Аверс рубля 1738 - 1740 гг. Петербургского типа.

Вопрос художественного изображения "персоны" решается путем приглашения работающего в Стокгольме швейцарского медальера Иоганна Карла Гедлингера. Вместе с учеником, Д.Ферманом, он проживает в петербургском дворце Н.Ф.Головина с октября 1735 по июнь 1737 года. За это время мастер выполнил несколько медальных штемпелей, большую государственную печать и ряд штемпелей (вероятно, форм) для монет.

В Петербурге до запуска штатного монетного двора в купленных у Прозоровского "палатах" организуется временный двор. 7 ноября 1736 года Головкин представляет императрице его первую продукцию: медали, 50 червонных и 100 рублей. Однако регулярные выпуски монет с гедлингеровским портретом с 1737 года начинаются не в Петербурге, а на московском Красном дворе. Московские монеты не имеют сокращений в надписи лицевой стороны, а на оборотной собственного орла.

Сырье для временного двора поступает из личного Кабинета императрицы (в сентябре 1736 г. золото и более 4-х пудов серебра, а в феврале 1737 г. еще 23 пуда серебра). В ноябре 1736 г. Анне представлена первая продукция, а в отчете от 19 апреля 1737 г. говорится, что из первых 4-х пудов получено 2571 рубля, а остальное серебро переделывается в рублевую монету (то есть вторые 23 пуда). Противоречащий этому отчет от 1738 г., что вторая партия серебра была в июне 1737 г. отправлена в Москву, вызывает недоверие (вероятно, порядка 17000 рублей следующей партии были пущены в расход, минуя Кабинет, а разрешение на это было дано только для первой партии монет). По всей видимости, в Петербурге на временном дворе в 1736-37 гг. было сделано до 20 тысяч рублей с сокращенной надписью ВСЕРОСС и гедлингеровским орлом, из них 1100 или более в 1736 г. Рубли 1737 г. с полной надписью и московским орлом сделаны на Красном дворе.

Документы указывают, что штемпели "персон" для Красного двора готовит кузнец Борис Константинов, а режет подмастерье Лукьян Дмитриев. Не вызывает сомнения использование ими в производстве форм и маточников Гедлингера (орел не переводится, и его штемпель приходится делать заново).

В 1736 году контракт с Антоном Шульцем заканчивается, и с 23 сентября на два следующих года его место занимает австрийский медальер Генрих Фукс. На московских монетах 1737 года (последних Кадашевского двора и первых Красного) портрета его работы нет, но участие в работе над штемпелями первых монет Петербургского двора вполне вероятно.

Полтина, портрет Дмитриева, петербургский тип.

15 сентября 1737 года Анна распоряжается о передаче половины монетного дела в Петербург. Уже к концу этого года из Москвы прибыли первые 52 работника с оборудованием и инструментом. После десятилетнего перерыва, 24 января 1738 года монетный передел в Трубецком бастионе Петропавловской крепости возобновляется, и Головкин докладывает о сплавке 500 пудов серебра, а в феврале о напечатанных 20000 рублях.

Портрет на петербургских рублях и полтинах 1738 года имеет лишь некоторое сходство с гедлингеровским и, по всей видимости, принадлежит Генриху Фуксу. Изменения портрета происходят в 1739 году, когда его контракт заканчивается. Вероятно, они связаны с работой нового медальера - Иоганна Лефкена (Ивана Левкина). Его отец, известный нам Дитерик Лефкен, в 1732 году за свой счет посылает сына для обучения в Англию. Затем тот проходит стажировку у женевских Дасье, и в 1738 году возвращается в Петербург, где предъявляет Головкину образцы своих работ.

Известны два типа аннинских рублей Петербургского двора. Портреты на обоих схожи, но неодинаковы (27февраля 1738 г. Лефкен получает от Головкина указание " пуссировать два портрета с муссированных же медальером Гедлингером и обретающимся здесь медальером Фуксом"). Нумизматы разделяют эти типы по особенностям убранства бюста. На первом жемчужная брошь расположена на плаще ниже груди, на втором две розетки - на плече и на груди. Часть монет первого типа 1738 года, более редкие, не имеют под бюстом знака монетного двора СПБ. Петербургский орел отличается от московского очень мало - лишь хвостовым оперением. Интересно, что хотя и редко, он встречается на московских монетах и наоборот - московский на петербургских.

Полтины обоих дворов являются как бы уменьшенными копиями рублей. В 1739 году, после четвертьвекового перерыва вновь появляется полу полтинник. Его делает только Красный двор из бракованных кружков рублей и полтин (после их переплащения и вырубки).


**


Другие статьи В.Е. Семенова: