Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Семенов В.Е. "Монетное дело. Резчики монетного двора 1718 – 1720 гг."

Первый тип серебряных рублей и полтин только в 1718 году насчитывает по два десятка штемпелей лицевых и оборотных сторон, причем в самых различных сочетаниях (в последующие два года общее число разновидностей лицевых сторон рубля переваливает за сотню). Портретные и орловые стороны выполнены в одном стиле, если говорить об убранстве бюста и расположению надписей. На этом сходство заканчивается - сами портреты и орлы очень разнообразны и индивидуальны. О применении в штемпельном производстве переводной технологии говорить пока не приходится - все элементы, требующие художественного мастерства, выполнены вручную. Кому принадлежат эти работы, пока остается загадкой.

Исследователями этого вопроса делались попытки поиска ответа при помощи расшифровки знаков на лицевых сторонах самих монет (известны рубли - без знака резчика, со знаком ОК, реже КО; полтины - без знака, реже со знаком ОК и по одной со знаками КО или М). Результат такого подхода пока нельзя считать удовлетворительным. Среди сотни различных портретов на рублях этого типа 1718-1720 годов мы без труда можем найти сходные между подписанными и не имеющими знака резчика, и наоборот - очень различные, но с одним и тем же знаком в рукаве. Поэтому, если в простановке знаков на штемпелях и есть какая-то система, то ее еще требуется установить.

Аверсы полтин с портретом Петра 1, предположительно выполненного О. Калашниковым.

Гиль относил штемпели с ОК или КО к работам Отфрида Кенига. Основой для такой атрибуции стал "Словарь медальеров и других лиц", выпущенный известным исследователем медалей Юлием Иверсеном в 1871 году. В нем указано: "Кениг, Отфрид. Прибыл в Россию в 1717 году в качестве медальера. Дальнейших сведений о нем я не имею." и высказано предположение, что оба знака принадлежат этому медальеру.

Сотрудник Государственного Эрмитажа Евгения Семеновна Щукина в своей кандидатской диссертации доказывает принадлежность этих знаков русскому мастеру, причем одному и тому же; в докторской "со значительной долей уверенности" предполагает его фамилию - Осип Калашников; а в работе 2002 года "Монограммы и подписи на русских медалях XVIII - начала XX веков" уже безусловно приписывает последнему оба знака. Поскольку авторитет доктора искусствоведения сомнению не подлежит, теперь все монеты с этими буквами принято считать работами Калашникова. При всей привлекательности столь простого ответа на такой непростой вопрос, точку в нем ставить рано - слишком разнятся между собой подписанные портреты и явно не хватает доказательств для признания Калашникова основным портретистом следующего десятилетия.

Кроме помеченных буквами ОК и КО, мы имеем целый ряд штемпелей рублей и полтин этого же типа, не имеющих никаких знаков на лицевой стороне. На них портреты разнятся между собой в еще большей степени и дают нам интереснейшее поле для исследований.

Сравнение монет этого типа показывает, что первые два года в инструментальном производстве не применяется маточник, вследствие чего затраты времени на изготовление индивидуального штемпеля многократно возрастают. В то же время, потребность в штемпелях для передела серебра, теперь уже только в монету, да еще двумя дворами, становится катастрофичной, а готовить их могут только специалисты Кадашевского двора. Все это приводит к тому, что для резьбы штемпелей привлекаются все возможные ресурсы, и не только монетных дворов. Поэтому, среди портретов первого типа мы видим и высокохудожественные профессиональные работы, и совершенно неказистые, почти карикатурные изображения. Распределение работ между резчиками различной квалификации, как это будет закреплено впоследствии, пока еще только устанавливается.

Исходя из этих предпосылок, можно подойти к вопросу об авторстве портретов. Вряд ли когда-нибудь удастся разрешить его полностью, но определить работы профессиональных портретистов попытаться можно. Здесь мы делать этого не будем, ограничившись лишь несколькими вводными замечаниями.

Сведения о Гуэне и Гаупте после 1712 года пока нам не известны. Портреты на большей части рублей и некоторых из полтин первого типа имеют сходство с прежними гуэновскими, подписанными знаком G. Возможно, это следствие влияния школы на учеников, но не исключено и участие в работе самого учителя. Такое предположение косвенно подтверждает челобитная детей Гуэна от 1721 года с просьбой отпустить их в отечество, во Францию (по-видимому, после смерти отца).

В списке приведенных Щукиной монограмм этого периода находится Иоганн Купи, со ссылкой на сообщение коллег из Эрмитажа, что он "Родился в Амстердаме, с 1717 г. вплоть до 60-х гг. жил в России. Работал в Академии наук как резчик литер и печатей". Его имя (Яган Купии или Копии), вместе с братом Вилимом, которые вместе работают резчиками литер в Типографской конторе под ведомством Синода, встречается в документах Берг-коллегии 1720-х годов как резчика штемпелей для многих медалей в память различных событий. В протоколе Берг-коллегии от 19 февраля 1725 года Купи назван пунсонного дела мастером, в отличие от штемпельного резного дела мастеров Шульца и Рейбиша. Вполне вероятно привлечение голландского мастера для дела монетных штемпелей в период их острой необходимости в 1718-1720 годы.

Некоторые из портретов на монетах 1718 года очень схожи с одним из портретов работы Филиппа Генриха Мюллера на медалях в память событий Северной войны (М1 по Щукиной). Возможно, он послужил прототипом для резчика, но нельзя исключить вероятность заказа штемпельного инструмента в Аугсбурге или Нюрнберге, помня, что и до 1718 года и после него там заказывался штемпельный инструмент для медалей и монет (новый портрет 1723 года в стиле римских императоров). Сам Мюллер умер в 1719 году.

Федор Алексеевич Подуруй по-прежнему работает резного штемпельного дела мастером, но с 1718 года его имя встречается лишь в связи с организацией медного передела монет 40-рублевой стопы. Вероятно, с этого времени он вместе с "товарищами" приписан к Набережному двору. Кадашевский медный двор передан компании купцов на условиях подряда, согласно которым казна обеспечивает производство чеканами. По всей видимости, для обоих дворов их готовят на Набережном. Для отличия продукции на лицевой стороне полушек Набережного двора ставятся буквы НД, а дата на оборотной написана кириллицей. Происхождение очень редких монет обоих дворов с несоответствующим этому правилу сочетанием сторон объясняется чисто производственными причинами.

Штемпели для рублей и полтин, которые теперь печатаются двумя дворами, изготавливаются резчиками Кадашевского серебряного монетного двора. Основными фигурами в инструментальном производстве становятся резного штемпельного дела мастера Федор Медынцев и Осип Калашников.

С 1718 года к ним прибавляется мастер Иван Захаров с окладом 50 рублей, в 1724 году он режет штемпели в Петербурге вместе с Медынцевым (буквы \Ъ стоят на оборотной стороне коронационной медали 1724 года с буквами ФМ на лицевой) и его жалование возрастает до 120 рублей, а с февраля 1727 года возвращается в Москву к делу штемпелей медных пятикопеечников.

В число участвующих в изготовлении штемпелей серебряных монет дополнительно принимаются ученики: Лукьян Дмитриев (с 1716 года, оклад 18 рублей) и Михаил Андреевич Петухов (с 1717 года, оклад 15 рублей).

Для разрешения вопроса авторства, кроме самого монетного материала, требуется кропотливая архивная работа. Вполне возможно, что существенную помощь могли бы оказать собранные Деммени, но не вошедшие в Корпус монет Георгия Михайловича документы царствования Петра I, которые уже более шестидесяти лет ждут своего опубликования.я.




Другие статьи В.Е. Семенова: