Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Семенов В.Е. "Псевдонимы Российского рубля. Лирическая идеализация".

1934 год стал самым богатым с точки зрения иконографии рублевых монет. Желающим иметь в своей коллекции все варианты портрета Анны Иоанновны с этой датой придется немало потрудиться и еще больше потратиться. В небольших количествах, но были отпечатаны рублевые монеты с двумя типами портрета предыдущих лет - образца 1731 года, называемого «С брошью на груди», и образца 1733 года - «Без броши». Наибольшее количество, судя по встречаемости, было изготовлено рублей того типа оформления портрета, который в 1734 году закрепился и уверенно продержался в роли единственного до самого закрытия Кадашевского монетного двора в 1737 году. Этот последний тип получил у коллекционеров целый ряд обидных прозвищ: «Узкий лоб», «Лошадиное лицо», «Ведьма» и уже упомянутое - «Цыганка».

Гротескный портерет со скошенным лбом 1734 - 1737 гг.

Но самой интересной, наверное, является серия рублевых монет с особыми портретами, присущими исключительно 1734 году - ни до, ни после указанной даты этот набор штемпелей не использовался. Внутри этой серии мы находим несколько необычных портретов. Попытки их как-то систематизировать и дать наименования предпринимались коллекционерами неоднократно. Вначале были выбраны наиболее видимые отличительные признаки - по размеру головы и элементу, разделяющему надпись над головой императрицы. Появилось первое деление: «Голова больше, корона разделяет надпись» и «Голова меньше, крест короны разделяет надпись». Однако, тут же выяснилось, что монеты с надписью, разделенной крестом короны, встречаются с головой большего и меньшего размеров. Да и вообще, «больше - меньше» - понятия относительные, атрибутировать с их помощью предмет - занятие непростое.

Попытку выправить ситуацию предпринял сотрудник отдела нумизматики Государственного исторического музея В. В. Уздеников. Василий Васильевич исследовал иконографию Аннинских рублей в одном из своих очерков, ввел несколько новых наименований и использовал их в справочнике «Монеты России 1700-1917 годов». Два из этих названий относятся к интересующему нас ряду монет 1734 года: «Царственный» портрет - тот, у которого надпись разделена короной императрицы, и «Лирический» портрет - с надписью, разделенной крестом короны и головой побольше.

Т.н. "иделизированный" портрет  1734 г.

Почему первый вариант назван «Царственным» понять можно, об этом будем говорить дальше. Возможно, лирические настроения присутствуют и во втором из вновь наименованных вариантов, но это уже дело вкуса и воображения. Но как понять, что в перечне отсутствует наиболее распространенный из вариантов рассматриваемого ряда - с надписью, разделенной крестом короны и головой поменьше?

Может быть подразумевается, что эта разновидность принадлежит «лирической» группе портретов? Формально, так оно и есть, поскольку оба типа имеют общий признак - разделенную крестом надпись. Но уж очень по разному передают художники в этих работах образ императрицы (в том, что портретные формы принадлежат разным мастерам, сомневаться трудно). Так что же имел в виду автор нового термина? Что оба варианта, хотя и столь различные, объединены общим художественным признаком - идеализацией образа правительницы? (как известно из воспоминаний современников, Анна благородством черт не отличалась).

Допустим. Тогда получается, что вся группа штемпелей с особыми портретами 1734 года делится на «Царственные» и «Лирические». В этом есть своя логика. Штемпели, на которых корона на голове императрицы разделяет круговую надпись, несомненно, явились результатом известного из документов указания директора Монетной конторы М. Г. Головкина, полагавшего, что такое нововведение подчеркнет царское величие. И вот новые рубли поступили с монетного двора. Трудно сказать, стал ли образ Анны более величественным, но вот менее привлекательным - это точно. В скором времени (вероятно, тоже по указанию) корона возвращается на место, а образ императрицы облагораживается. Подытожим: группа штемпелей с выделяющейся короной - «Царственные», остальные - «Лирические».

Так называемый "лирический" портрет.

"Царственный" портрет.

Беда в том, что на сегодняшний день известны редкие разновидности, которые под это правило не подпадают. Корона надпись разделяет, но портрет идеализирован; и наоборот - корона расположена ниже, но портрет того же стиля, что и на «Царственном» типе. Может быть, «Царственно - лирической» Ну а следующую, на которой ничего ни царственного, ни лирического не присутствует? Положение усугубляется тем, что в тех же работах автор ввел новый термин для еще одного рубля 1734 года, назвав один из портретов следующего монетного типа (1734-37 гг.) «Идеализированным». Как нам называть вот эту разновидность?

Как уже говорилось, на нумизматическом сленге весь этот последний тип оброс рядом обидных прозвищ, указывающих на его неидеальность. Правда, выделенный автором термина портрет в самом деле отличается от других довольно неприглядных вариантов в лучшую сторону. Но не он один. Среди сотни с лишним его разновидностей есть и довольно удачные. Их все, видимо, следует называть «идеализированная цыганка»? Таким образом, хотя новая терминология выгодно отличается от сленговых названий в плане языковой культуры, ее вряд ли можно признать удачной. Здесь виден тот же элемент упрощения, ведущего к искажению общей картины развития портретной иконографии.

Ошибки исследователя состоят в следующем. Во-первых, для одной группы портретов применены два разных принципа атрибуции. «Царственный» - по расположению короны, «Лирический» - по художественному образу. Отсюда возникает путаница - ряд монет подпадает под обе категории, а некоторые ни в одну из них не входят. Во-вторых, разделение по принципу художественного образа получило продолжение. Согласитесь, что грань между понятиями «Лирический» и «Идеализированный» весьма условна. По логике, должны последовать находки рублей с портретами: «Реалистический» и «Романтический», затем «Героический», «Эпический», «Стоический» и тому подобными. Если кто-то думает, что это шутка, спешим разуверить. В богатой аннинской иконографии разнообразие портретов еще большее, чем число возможных эпитетов.

Представляется более целесообразным выделять монетные типы и присваивать им названия только после глубокого комплексного анализа нумизматического материала всего царствования. А материал этот должен включать в себя не только сами монеты, но и документы по монетному делу. Тогда можно выявить те изменения, которые обусловлены факторами нормативного характера и те, которые относятся к разряду случайных. Можно увидеть следы, отражающие борьбу за политическое влияние в придворной среде. Можно попытаться проследить руку того или иного медальера. И уже после всего этого - подумать о наименовании монетного типа.


Рубль 1737 года с портретом разработанным Гедлингером. (копия Дмитриева)

И еще одно обстоятельство, которое относится к определяющим, но исследователями совершенно игнорируется. Оно затрагивает особенности инструментального производства, присущие определенному монетному двору в определенный период его деятельности. Без понимания того факта, что штемпель - это рабочий инструмент, а не художественное произведение, исследователь монетной иконографии приходит к абсурдным выводам. Массив Аннинских рублей дает великолепную возможность наглядно изучить указанное обстоятельство. За короткий десятилетний период их выпуска можно проследить подъемы и падения инструментального мастерства на завершающем свою деятельность московском Кадашевском дворе, отладку технологических приемов на временном С-Петербургском, и их дальнейшее совершенствование на вновь открывшихся дворах в обеих столицах.

В первом приближении смена иконографических типов рубля Анны Иоанновны представлена на следующей странице. Названия монетных типов сохранены такими, какими они существуют уже более столетия. Возможно, и даже наверняка они не самые удачные, но пересматривать их кажется преждевременным. Единственное, хотелось бы исключить из нумизматической терминологии надуманную «Копию Дмитриева» и называть рубли Красного двора «Гедлингеровскими», каковыми они являются в действительности. Ну и возможно, петербургские рубли стоило бы называть по именам медальеров - первый тип «Фуксовским», второй - «Лефкеновским».

О принадлежности первых портретов 1730-1731 годов руке того или иного резного дела мастера мы уже писали. Здесь можно повторить, что автором портрета первого типа можно предположить Осипа Калашникова, а третьего - Антона Шульца. Что касается самого профессионально выполненного второго типа, то, скорее всего, его автор не состоял в числе штатных сотрудников монетного двора, список которых известен по документам. Но хватало и мастеров, работающих по договору временного найма, так что поиск не представляется безнадежным. В портретном разнообразии следующих типов рублей 1731-1734 годов можно выделить отдельные группы, вероятно, принадлежащие одной руке. Прежде всего, это касается штемпелей с наиболее привлекательным портретом, называемым «Большая голова». Также можно отметить несколько портретов с особой прической. Систематизация же по признаку художественной образности, как уже говорилось, не представляется возможной.

Та же картина сохраняется и у рублей типа 1734-1737 годов. Кроме «Идеализированного», известен еще «Васильевский» рубль. Так названы два штемпеля, на которых обнаружен литерный знак В, размещенный в нижнем наплечнике. Васильев - единственный из известных инструментальщиков монетного двора с фамилией, начинающейся на эту букву. Хотя, по документам, Васильев штемпели не резал, авторство портрета приписывается ему. В последние годы правления с портретным разнообразием удается покончить. Все штемпели 1738-1740 годов выполнены только с трех форм: в Москве - с Гедлингеровской , а в С-Петербурге с двух форм местных главных медальеров: Фукса  и Лефкена .

Первые рубли 1730-1731 годов (исключая редчайший тип с очень большой головой, считающийся пробным), имеют три явно выраженных портретных варианта. По формальным признакам первый атрибутируется как «Корсаж не параллелен окружности», у второго, соответственно - «Корсаж параллелен», и третий, с таким же как у второго корсажем - «Без локона за ухом». Все три портрета выполнены профессионально, но особого внимания заслуживает второй. Это один из лучших портретов Анны, и выполнен он на форме из дорогой «доброй» стали, с которой удался перевод на несколько десятков рабочих штемпелей.

Уже в 1731 году появляется новый портретный тип, продержавшийся до 1733 года. Его называют «С брошью на груди». Интересно, что внутри этого типа находится вполне художественный вариант, не вполне удачно называемый «Большая голова». Он выполнен на форме, с которой переведено не менее семи рабочих штемпелей. Остачьные портреты этого типа, также как и следующего, введенного в 1733 году «Без броши на груди», значительно уступают ему в художественном исполнении, а некоторые просто уродливы. Тем не менее стоит отметить, что и среди сотен штемпелей этих типов есть довольно привлекательные. О рубле 1734 года стоит добавить, что среди типов с короной, разделяющей надпись, самая большая голова у редчайшего варианта с десятью жемчужинами в прическе. Как уже говорилось, почти столь же редкий портрет руки того же мастера, но с малой головой, попал в «Лирические».

Портрет работы Дмитриева, рубль "московского" типа. 1737 - 1740 гг.

Аверс рубля 1738 - 1740 гг. Петербургского типа.

И вот наконец, рубль того типа, начиная с которого произвол в инструментальном производстве заканчивается. Автор формы - специально приглашенный для осуществления этого мероприятия знаменитый шведский медальер швейцарского происхождения Иоганн Карл Гедлингер. Этот тип - несомненный лидер по абсурдности научных выводов о своей истории. Подробности желающий может узнать из уже упомянутых источников, но основной вывод ученых стоит повторить. Якобы, в этом году штемпели для пробного передела временного монетного двора в С-Петербурге вырезал Гедлингер, а со следующего года множество точных копий в Москве повторил ученик Лукъян Дмитриев. Комментарии излишни.

В действительности гедлингеровская форма вместе с обучавшимся у мастера учеником Дмитриевым была передана в Москву на вновь открытый Красный монетный двор, где отработала до самого конца царствования. В С-Петербург на новый двор в качестве главного медальера был приглашен Генрих Фукс. Его форма  продержалась 1738-39 годы, после чего была заменена формой сменившего его Тимофея Лефкена.




Другие статьи В.Е. Семенова: