Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Семенов В.Е. "Псевдонимы Российского рубля. Кто заказчик"

Если на Петровских рублях знаки резчиков, хотя и не всегда, но присутствуют, то в следующие царствования, вплоть до второй половины правления Елизаветы, таковых практически нет. При этом Осип Калашников, предположительный автор знаков на Петровских монетах, режет штемпели минимум до 1747 года (впрочем, трудно ожидать, что находящемуся под караулом резчику будет дозволено оставлять на штемпеле свои инициалы). Знаки пропадают, но из документов по монетному делу следующих царствований - Екатерины Первой, Петра Второго и Анны Иоанновны, можно выяснить многое о трудившихся над их портретами резчиках. Восстанавливать, какая из работ принадлежит тому или иному мастеру, приходится исключительно из особенностей изображений. Наибольшую перспективу в выявлении руки автора имеет датчанин Антон Шульц, проработавший на монетных дворах с 1724 до 1736 годы, и оставивший ряд документальных свидетельств конкретной деятельности. Благодаря этому его работы достаточно уверенно идентифицируются.

1 - Рубль 1727 года, первый тип портрета. 

Рассмотрим этот вопрос с другой точки зрения - какие указания об особенностях императорского изображения получал художник «сверху», и что ему было оставлено на собственное усмотрение. Мы уже видели, как велся поиск ответственными за выпуск монет лицами императорского обличия для монет Петра Первого, и как был отставлен не соответствующий представлению о царском величии «Траурный» рубль Екатерины Первой. С оформлением рублей третьего по счету императора было и проще, и сложнее. Меншиков, от лица императора, указал делать их таким подобием, какое было у рублей Петра Великого, только заменив везде 1 на 2. Что такое подобие он тоже разъяснил - с лавровом венцом и в протчем. А вот в каком конкретно протчем исполнении следует резать портрет нового императора, Светлейший разжевывать не стал - разбирайтесь сами. Вариантов монетчики знали немало. Чтобы их понять, достаточно взглянуть на ряд Петровских монет, представленный на странице 11, и добавить к нему «Солнечники» С-Петербургского двора.

В результате появляется портрет (1) в том же убранстве, что и у «Матроса», но «В наплечниках». Для отличия от типа следующего года, у которого надпись над головой сомкнута (2), нумизматы назвали его «Голова разделяет надпись». По этому броскому признаку разделены монеты в руководстве Ильина - Толстого. Признак выбран явно неудачно, что не позволило исследователям разглядеть существо изменений. К счастью, сохранилась уникальная монета 1728 года, которая дает возможность эту суть выявить. Штемпельный анализ показывает, что она попала во второй тип благодаря перерезке известного штемпеля первого типа 1727 года.

Уверенной рукой мастер срезал верх прически и сомкнул надпись над портретом, на левое плечо накинул плащ, перерезал ленты наплечников, а на груди «нацарапал» андреевскую звезду. От основных признаков первого типа остался только бант в волосах (на втором типе его заменят ленты, как у «Солнечника»). Композиция приблизилась к «Матросу» (плащ и надпись), ленты на плече стали как у Петра Великого, а вот звезда, вероятно, относится уже к новым требованиям заказчика.

2 - Рубль 1728 года, второй тип портрета. 

Отличительными признаками рублей Петра Второго первого типа, кроме разомкнутой над головой надписи, являются: бант под лавровым венком, отсутствие Андреевской звезды на плаще, отсутствие складки плаща на левом плече и гладкие ленты наплечников с тремя фестонами над ними. Исключение составляет единственная довольно редкая разновидность с очень узкой головой, без банта и с украшенными лентами. Первый тип печатают и С-Петербургский, и московский Кадашевский монетные дворы (Красный двор в это время восстанавливается под передел легковесного медного пятака). Есть интересная особенность, которая прослеживается и на монетах предыдущего царствования Екатерины Первой. Несмотря на то, что главный резчик находится в Северной столице и в Москву посылаются «готовых штемпелей пара, которые вырезывал Шулъц», московские рубли выгодно отличаются от петербургских профессиональной работой. Но если при Екатерине Первой Кадашевский двор активно использует переводную технологию, то при Петре Втором рабочие штемпели на обоих дворах вырезаются вручную, как в первые годы реформы 1718 г., и отличаются портретным разнообразием.

С 1728 года в серебряном переделе остается единственный Кадашевский монетный двор. Штемпели первого типа он продолжает использовать до их полного износа в 1729 году, что свидетельствует о рекомендательном характере вводимых изменений. Но основная масса монет 1728 года печатается штемпелями второго типа (2). На них надпись над головой сомкнута, у основания венка ленты, на левом плече складка плаща, на груди Андреевская звезда, а ленты наплечников чешуйчатые. Однако и внутри него встречаются разновидности, у которых отсутствуют - то звезда, то ленты под венком, что, несомненно, вызвано невнимательностью резчика. Особый интерес представляют два штемпеля 1729 года, которые, так же как и рассмотренный на предыдущей странице штемпель 1728 года, перерезаны из штемпелей первого типа. Но теперь на рекомендации обращено меньше внимания. Резчик ограничился перегравировкой надписи над головой, не удосужившись доработкой других формальных отличий. Эти варианты, конечно, относятся к первому типу 1727 года, но по наиболее броскому признаку - сомкнутой над головой надписи, попали во второй.

3 - Рубль 1729 года, третий тип портрета - с орденской лентой или как его еще называют - " с лисьим носом".  

Качественный инструмент, пригодный для перевода изображения на два десятка рабочих штемпелей, будет изготовлен Антоном Шулъцем только в последний год правления мальчика-императора (у коллекционеров этот портрет получит прозвище «Лисий нос»). По оформлению головы он отличается от последнего типа московского рубля Петра Первого только длиной волос (3). А вот в убранстве бюста изменения куда более ощутимы. Под лентами наплечников теперь латы, на левом плече ленты, но самая броская деталь на груди - орденская лента с Андреевским крестом, сменившим почти незаметную звезду, присущую второму типу.

Так кто же он, этот заказчик, требующий от резчиков изменений в оформлении портрета, уловить смысл в которых они никак не могли? По логике событий, таковым должен быть сам Император и Самодержец Всероссийский. Титул грозный, но обладал им двенадцатилетний мальчик, доносивший свою волю правительству через своих опекунов Долгоруковых, сменивших в сентябре 1727 года опротивевшего Светлейшего князя.


**


Другие статьи В.Е. Семенова: