Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Семенов В.Е. "Псевдонимы Российского рубля. Кто вырезал орла Дасье?"

Многие гербовые орлы на монетах императорского периода, как и портреты царствующих особ, имеют у нумизматов свои названия. Здесь также есть и довольно обидные клички-прозвища: «Пчелка», «Курица», и нейтральные названия: «Московский» - «Петербургский», «Старый» - «Новый», и носящие имена известных медальеров: «Гедлингер», «Дасъе».

О вырезанной Иоганном Карлом Гедлингером портретной форме для рублей Анны Иоанновны мы уже говорили. Отработав пробный передел 1736 - 1737 годов на временном дворе в С-Петербурге, она перебралась в Москву, где отслужила до смерти императрицы. А вот орловая форма осталась в Северной столице. Она вместе с портретной выдержала пробный передел на временном дворе, но ни в Москве, ни на вновь открытом в Петропавловской крепости монетном дворе в это царствование больше не использовалась. Можно было бы предположить ее поломку, но через сорок лет на С-Петербургском дворе мы вновь встречаем орла «Гедлингера» на рублях образца 1777 года. Этот же орел в 1788 году попадет на пятаки Сузунского медного двора через присланные из С-Петербурга маточники. Он же будет красоваться на Банковском рубле Павла 1796 года и участвовать в «Павловском перечекане» легковесных десятикопеечников.

Гедлингер за короткий срок пребывания в России проделал огромную работу - изготовил целую серию медальных и монетных форм, плюс государственную печать. Правда, маэстро привез с собой ученика по фамилии Ферман, который выполнял второстепенную работу. Поэтому не исключено, что орел «Гедлингера» может оказаться орлом «Фермана». Конечно, без наличия подтверждающих документов это только предположение.

Реверс рубля разработанный Ж-А. Дасье, чеканился на всех рублях начиная с 1757 г.

По-иному дело обстоит с орлом «Дасъе». Маститый швейцарский медальер Жак Антуан Дасье представлял известнейшую в Европе фирму, престиж которой тогда был столь же высок, как, например, сегодня у фирмы «Пьер Карден». Можно себе представить, как хотелось красавице и моднице Елизавете иметь собственный портрет работы такого мастера на своих же монетах и медалях. Пригласить его в Россию было делом непростым, да и деньги он запросил огромные. Но тут уж не до экономии. В результате за несколько вырезанных портретных форм художник получил целое состояние.

При тиснении золотых империалов с портретом, выполненным рукой швейцарского мастера, для гербовой стороны был использован обычный штемпель. А вот серебряный рубль с портретом его же работы получил на оборотную сторону нового орла, который теперь называют «Дасьевским». Назвать-то можно, но как объяснить, что художнику такого уровня было поручено столь странное задание, и почему он так плохо его исполнил. Орел явно не дотягивает до вершин изобразительного искусства. Но в отличие от «Гедлингеровского», с 1757 года он прочно занял место в переделе не только серебряных рублей, но и медных пятаков, выпуск которых был начат в следующем году. Орел уверенно переходит и на монеты следующих царствований - Петра Третьего и Екатерины Второй. И еще одно обстоятельство. Впервые он применяется не с портретом работы Дасье, а с предыдущим типом работы Скотта. Так может быть, автором новой образцовой формы является Скотт?

К счастью, такое предположение находит себе документальное подтверждение и переходит в разряд обоснованных. В архиве Музея истории денежного обращения Конрос имеется копия реестра, в котором Скотт производит расчет стоимости использованных им материалов на конец 1753 года. В число работ, выполненных им лично, медальер включил две формы для рублевой монеты, «в том числе один портрет да другой герб». Портрет «отработал» с 1754 года до приезда Дасье, а орел - с 1757 года и до полного износа через два десятилетия.


**


Другие статьи В.Е. Семенова: