Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Семенов В.Е. "Монетное дело. Исправление перекосов, 1730 г."

Анна Ивановна сразу же принимает позицию сторонников приведения обращающихся монет в соответствие с потребностями устойчивой финансовой системы, и в первые годы своего правления неоднократно участвует в рассмотрении насущих проблем. Необходимо отметить, что кроме перечисленных выше перекосов, верховниками было допущено еще одно злоупотребление - изъятие половины оборотного капитала монетных дворов, что не позволяло им вести нормальную хозяйственную деятельность (его необходимый размер, составляющий миллион рублей, был установлен Петром I и поддерживался в последние годы его правления).

Сенатским указом от 19 июня 1730 года, по инициативе Василия Никитича Татищева, создается Комиссия о монетном деле. Комиссия ставит своей задачей соответствие европейской норме содержание металлов в золотой, серебряной и медной монетах. В ее состав входят представители Монетной конторы, Коммерц-коллегии и купечества. Не все из намеченных Комиссией мер были приняты правительством, но и те изменения, которые начали благодаря ей осуществляться, позволили значительно улучшить ситуацию и окончательно ее стабилизировать уже в правление Елизаветы.

Полушка 1731 года, перечеканеная из "крестовой" копейки 1728 года.

С золотом вопрос решается просто - низкопробные двухрублевики, не принимаемые за границей и не пользующиеся популярностью в России, после 1728 года больше не выпускаются и еще при Петре II возвращается традиционный червонный по стопе дуката. Вообще, в аннинское правление золото как монетный металл почти не используется.

До последних лет царствования известны червонные только с датой 1730, хотя в доношении от 19 апреля 1737 г. говорится об изготовлении 50 штук в 1736 г. Более значительное количество, около семидесяти тысяч, было выпущено в 1738-39 гг. На оборотной стороне червонных, как и на рублях, впервые появляется новый герб - двуглавый орел получает на шею андреевскую цепь.

Для медных денег и полушек указом от 22 декабря 1730 года устанавливается 10-рублевая стопа из пуда. Петровские копейки 20-рублевой стопы вымениваются казной и перечеканиваются в новые денги. Намного сложнее обстоит дело с монетами 40-рублевой стопы. Казна нашла возможность выкупа полушек 1718-22 годов и копеек 1728-29 годов, первые из которых пошли в переплавку, а вторые перечеканены в новые полушки. Однако, намерение избавиться от пятаков 1723-30 годов и их перечекана в копейки оказалось нереальным, и предписания указа от 25 января 1731 года об их выкупе казной по номиналу реализованы не были.

Таким образом, наряду с полновесными полушками и денгами 10-рублевой стопы, в обращении временно оставались эти же два номинала 20-рублевой, а также легковесные пятаки 40-рублевой.

Начиная с этого типа, на медных монетах исчезает "легенда" - из надписей остается только номинал и дата, что существенно облегчает изготовление штемпельного инструмента. Вычурный орнамент оборотной стороны и накатанный гурт призваны затруднить подделку, хотя при принятой 10-рублевой стопе она становится бессмысленной - стоимость меди в монете не намного выше рыночной.

В 1730-31 гг. монеты делает только Красный двор и только перечеканкой, а выпуск 1734-36 гг. - плащильная мельница на Яузе (и перечеканкой и из новой меди). Штемпели на Яузе режет ученик Михаиле Петухов.

С 1730 года, как и 30 лет назад, медь возвращает себе статус разменных долей серебряной копейки - печатаются только денги и полушки, а копейки всех выпусков изымаются из обращения и перечеканиваются. Полушки предыдущих типов постепенно выкупаются и переплавляются. Та же участь постигла денги, из которых дольше всех было разрешено хождение с датами 1700-1704. Простоявший три года Красный двор вновь переоснащается, и с 17 ноября 1730 года начинает, а в 1731 году заканчивает перечекан собранных казной копеек Петра I и Петра II.

Деньга 1731 года, перечекан из петровской копейки.

В мае 1733 года Анна утверждает доклад Сената о перечекане вновь собранных за два года монет. Из-за ремонта Красного двора решено производить их передел на яузской плащильной мельнице. Организационные неурядицы затягивают начало работы до конца 1734 года, но затем дело налаживается, и на Яузе, наряду с перечеканом, осваивается и передел новой меди. В 1737 году мельница отдается фабрикантам сукна.

В Екатеринбурге еще в 1725-27 годы выпускались медные платы, в 1727-29 годы кружки для пятаков и копеек, а в 1734-35 годы - для денег и полушек. Благодаря усилиям Татищева, в 1736 году туда передается чеканка медных монет. Она производится на оборудовании и работниками, присланными из Москвы по указам от 26 сентября и 12 ноября 1735 года. В числе прибывших 12 апреля 1736 года мастеров находятся и резчики -Иван Баскаков и Никифор Федоров.

Трудности возникают с серебряной монетой - правительство отклоняет предложения Комиссии о переходе на стопу талера, считая это слишком обременительным для казны. В первый год выделка ведется по прежней норме, но указом от 31 января 1731 года проба серебра повышается до 77/96 с прямо пропорциональным уменьшением веса рубля до 25.85 г, то есть, все же сохраняется стопа, принятая указом 1718 года.

С 1731 года наступает конец четырехвековой эпохи проволочных копеек как основного средства внутренних расчетов. 5 октября начинается их вымен и передел в рубли и полтины новой пробы. Операция по вымену поручается компании купцов во главе с Иваном Корыхаловым. За первые два года компания поставила в передел копеек на сумму 4,7 миллиона рублей.

В конце 1731 года следует ряд доносов на деятельность монетных дворов. Расследование поручается Михаилу Гавриловичу Головкину, сыну канцлера, женатому на племяннице императрицы и ставшему сенатором после разрыва "Кондиций" в 1730 году. В отличие от отца, немногословного и обстоятельного, Михаил Гаврилович активен и амбициозен, вмешивается в любые дела, обладая незаурядной способностью развалить все, за что берется. Тем не менее, с мая 1732 года ему поручается руководство монетными дворами, а еще через год и Монетной конторой. Головкинское следствие передела в монету проволочных копеек заканчивается передачей подряда от компании Корыхалова автору доноса купцу Дмитрию Дудорову и отсылкой Татищева на уральские заводы. Будучи противником Кадашевского двора (из-за его удаленности от Кремля), Головкин выдвигает проект перестройки Красного, в результате с 1732 года его деятельность останавливается до 1737 года. Медный передел приходится вести на неприспособленной плащильной мельнице на Яузе, которую удается запустить только к концу 1734 года.

За десятилетнее аннинское правление финансовое положение стабилизировалось и монетная система была значительно выправлена. Проволочные копейки, на сумму более восьми миллионов рублей, были переделаны в круглую монету. Низкопробные серебряные монеты большей частью выменяны. Главное, обращение насытилось полновесной медной монетой и были изъяты легкие полушки и копейки. Нерешенным остался только вопрос с легкими медными пятикопеечниками, которых осталось на сумму три с половиной миллиона рублей. По этому поводу Сенат рассмотрел целый ряд различных проектов, но не пришел к единому мнению (больше брать расходы на себя казна не желала, а переложить их на население, как это принято в современной российской практике, правительство не решалось, справедливо опасаясь бунта).

В первые годы монетным делом руководит московская Монетная контора (с 1727 года, после отставки Брюсса, она выведена из состава Берг-коллегии и подчинена Сенату). В январе 1732 года двор императрицы возвращается в Петербург, и 10 октября 1734 года там образуется Канцелярия монетного правления, которой подчиняется переименованная в Монетную канцелярию московская. Головкин становится главным директором. В последний год правления Анны его сменяет на этом посту барон Христофор Вильгельм фон-Миних, брат фельдмаршала, а Михаил Гаврилович Головкин наконец-то прорывается в большую политику, становится вице-канцлером при новом канцлере - князе Черкасском.




Другие статьи В.Е. Семенова: