Справочно-информационный
портал по нумизматике


**

Семенов В.Е. "Псевдонимы Российского рубля. Эффект страуса"

Почему страус при виде опасности прячет голову в песок? Эту особенность нелетающей птицы давным-давно описал современник Христа, авторитетный римский ученый Гай Плиний в своей «Естественной истории». Глупость, конечно - с позиций сегодняшнего естествознания. Если бы этому виду были присущи подобные инстинкты, он вымер бы еще до появления человека разумного. Но авторитет есть авторитет. И через два тысячелетия мы называем страусом человека, закрывающего глаза на очевидное ради сохранения привычного, удобного, комфортного существования. А в большинстве своем считаем, что страусу и в самом деле удается спастись таким оригинальным способом. Хорошо, что сама эта неразумная птица до такого додуматься не смогла, и в случае опасности по-прежнему пускает в дело свои мощные лапы.

Но разговор не об этом. Давайте посмотрим, как ошибочное предположение, или непродуманное название отдаляют наше представление о предмете от него самого.

Увлеченные коллекционеры знают множество интересных монет, имеющих не только свою занимательную историю, но и свое прозвище-прилагательное. Некоторые из этих названий происходят от особенностей помещенного на металлический кружок изображения, или от имени вырезавшего это изображение мастера, или от связанного с выпуском монеты события, или... просто из чьей-то головы, которой почудилось в старой монете нечто знакомое. Какие-то из приклеившихся названий можно считать более удачными, другие - менее, а некоторые просто искажают изначальную суть связанных с их выпуском событий.

Например, свою кличку-сокращение имеет каждая из памятных монет императорского периода. Их короткие названия: «Гангут», «Славный год», «300-летие»; или же: «Свадебник», «Семейник», «Коронация» пока еще близки к своим историческим основаниям. Менее повезло рублям, выпуск которых был связан с открытием памятников императорам и их деяниям: «Трон», «Дворик», «Колонна», «Часовня», «Конь» - что вижу здесь для себя понятного, так и называю. Но не ведет ли такое упрощение к утрате исторической памяти?

рубль Петр 1 в горностаевой мантии, т.н. тигровик

  "Константиновский рубль"

"тигровик"

Возможно, вы скажете, что автор излишне дотошен в своем суждении, и, пожалуй, будете правы. Пока ничего страшного не случилось. Подумаешь, жаргонное наименование. Может быть, не вполне корректно, но зато очень удобно и сразу понятно, о какой монете идет речь. А что касается причины выпуска, то на каждом памятном рубле она указана на понятном русском языке. Бери в руки и читай. И все-таки называть памятник российскому императору Николаю 1 «Конем» - несколько чересчур. Того и гляди, начнем считать, что здесь увековечены заслуги этого полезного животного.

На следующих страницах мы будем говорить о заблуждениях намного более серьезных, а пока коснемся самой «раскрученной» нумизматами российской монеты - «Константиновского рубля». На первый взгляд, название этого рубля вполне отражает историческую суть события. Вот он, император Константин на своей монете. О причинах ее происхождения высказано немало мнений и опубликовано несколько серьезных исследований. Ученые ищут политическую подоплеку, и к инициаторам выпуска не причислен разве что Пестель с товарищами декабристами. Но ведь нет ни малейшего доказательства того, что хоть кто-нибудь из членов императорской семьи хотя бы краем уха слышал об этой афере. А раз так, искать политические мотивы может только фантаст в полете своего воображения.

Собственные исследования причин появления монеты приводят к выводу, что они не столь сложны. Рождение фантастического раритета оказывается целиком на совести протеже министра финансов, коллекционера-дельца Якоба Рейхеля. Но тогда можно ли называть этот рубль «Константиновским»? Может быть, лучше -«Рейхелевским»? Тем более, под этим именем уже есть монеты, такие же фантастические. Так пусть будет еще одна. Нет, не получится. Слишком много авторитетных работ по теме. «Эффект страуса» не позволит. Приведем еще несколько примеров, показывающих, как жаргонное наименование монеты, прочно войдя в коллекционный разговорный оборот, существенно искажает действительное положение вещей.

монета, Петр 1 в античных доспехах

"матрос". 

"траурный" рубль Екатерины 1. 

В 1721 году в финском городке Ништадт наконец-то был заключен долгожданный мирный договор России со Швецией. Правительствующий Сенат почтеннейше испросил дозволения царя именовать его Отцом Отечества и принять титул Императора Всероссийского. С 1722 года этот титул появляется на рубле и начинается поиск соответствующего ему оформления «персоны». В следующем году появляется новый портретный тип - на латы Петра наброшена горностаевая мантия, подчеркивающая его императорское величие. Кто и когда решил, что это тигровая шкура и назвал рубль «Тигровиком»?! Дальше - больше. В том же 1723 году принимается решение изображать императорскую персону в одежде античных императоров, как тогда говорили - в «староманирном» виде. Работа над портретом поручается немецким профессионалам, изготовившим образцовую форму. Она утверждается, и поступает в работу на московский Кадашевский двор.

Как же получилось, что рубль, печатавшийся в последние годы жизни Петра, с портретом, оформление которого должно было, по мысли художника, подчеркнуть императорское звание, переименовывается в «Матроса»? А все дело в том, что античное императорское убранство кому-то из коллекционеров напомнило форму современного ему моряка. Свою роль в формировании фантазии, наверняка, сыграла и общеизвестная тяга Петра к морю. «Так вот же почему русский царь повелел изображать себя на монетах в морской форме!», - открыл для себя этот кто-то. Теперь у нас в коллекциях первые монеты, доносящие нам представление современников об императорском обличий, прописаны как «Тигровики» и «Матросы».

Не избежала вольных интерпретаций и супруга нашего первого императора, коронованная еще при его жизни. Первый рубль Екатерины 1725 года, где она изображена в простом наряде, как на монетах английской королевы, в том же году был заменен на другой, украшенный императорскими регалиями. Кто-то из нумизматов, не удосужившись покопаться в архивах, предположил, что простое одеяние - это знак траура по любимому супругу. Такое предположение не находит никаких положительных подтверждений, легко опровергается документальными свидетельствами, но этот рубль до сего времени коллекционеры называют «Траурным».

Полет фантазии неудержим. Оснований для выводов ему почти не требуется. Во времена увлеченности вельмож устроением красивых минцкабинетов в личных библиотеках наступает разгул чеканки новоделов - красивых псевдомонет, изготовленных на монетном дворе сохранившимися или вновь вырезанными штемпелями. Композиции самые необыкновенные - все зависит от причуды заказчика.

Один из таких новоделов был изготовлен штемпелями, сохранившимися после нереализованного проекта выделки на Сестрорецких заводах килограммового медного рубля. Суть самого проекта состояла в обеспечении только что появившихся бумажных денег (ассигнаций) медной монетой. Ну а позже Санкт-Петербургский монетный двор оттиснул этими штемпелями серебряные кружки обычного для рублевой монеты размера и веса. Нет, не для обеспечения ассигнаций -для удовлетворения коллекционного спроса.

"Пугачевский" рубль.

Остается тайной, кто из нумизматов, сопоставив размещенную на новоделе дату 1771 с датой народного восстания под предводительством Емельяна Пугачева, первым усмотрел здесь какую-то связь. Несмотря на абсурдность предположения чеканки крестьянским вождем собственной монеты, этот новодел так и носит название «Пугачевского» рубля. Более того, по мере разрастания легенды появились фантастические подделки мифической монеты - уже с портретом бородатого мужика в казацкой шапке.

Конечно, перечисленные примеры не относятся к области научной терминологии. Это всего лишь бытовые жаргонизмы, продолжать перечисление которых можно было бы до бесконечности. Среди императорских рублей есть «Шеи» и «Воротники», множество «Больших» и «Малых» голов, «Широких» и «Узких» бюстов. Особенности портретов царствующих особ отражаются в выражениях «Лисий нос», «Цыганка», «Китаец» и тому подобных. И это только то, что касается рублей, которые взяты здесь в качестве примера. Та же ситуация характерна и для серебра других номиналов, а также золотых и, особенно, медных монет.

Ну а что же нам говорит наука? Ведь по определению, нумизматика - вспомогательная историческая дисциплина. Дает ли она нам альтернативу ненаучному сленгу? В монументальном исследовании монет императорского периода, известном как «Корпус русских монет» великого князя Георгия Михайловича, их описание носит обобщающий характер. Составители современных каталогов (Б. С. Юсупов, В. В. Биткин, М. Е. Дьяков и другие) описывать монеты вообще не стали, ограничиваясь размещением их изображений. В Базовом каталоге Конрос описания лицевых и оборотных сторон в целях облегчения идентификации даны по формальным признакам.

Светлым пятном на этом фоне выглядят работы музейных сотрудников Е. С. Щукиной и В. В. Узденикова, попытавшихся применить в своих исследованиях искусствоведческий подход. Сегодня этот же подход увлеченно задействует Ю. П. Петрунин, из работ которого следует отметить исследование рублей Петра Второго.


**


Другие статьи В.Е. Семенова: