Справочно-информационный
портал по нумизматике


***

Денежная реформа Алексея Михайловича

Во время царствования Алексея Михайловича (отца Петра I) в 1654 году государство нуждалось в значительных денежных средствах для ведения войны. В связи с этим была предпринята первая попытка денежной реформы, при которой нарицательная стоимость монет была значительно выше стоимости содержащегося металла.


Алексей Михайлович вынужден был согласиться с планом окольничего Федора Михайловича Ртищева по введению в денежное обращение крупной серебряной монеты по европейскому образцу. Сначала ефимки попробовали перечеканивать штемпелями с российской государственной символикой (на лицевой стороне - “человек на коне”, на оборотной – двуглавый орел). Редчайшие дошедшие до нас рубли наглядно показывают причину отказа от этого способа. Все они непрезентабельны на вид, имеют отчетливые следы старого изображения и слабый прочекан нового.

Россия, не имеющая в этот период собственной добычи драгоценных металлов, получала серебро и золото только как оплату за экспорт своих товаров. В основном оплата производилась западноевропейскими талерами, которые затем использовались как сырье для чеканки собственной монеты. Купец приносил вырученные талеры на монетный двор, где они превращались в проволоку для выделки «рыбьей чешуи» - копеечек. Из одного талера получалось 64 чешуйки, из которых сдатчик получал 50.


Пробная чеканка новых монет велась на примитивных “молотовых снарядах”, в которых тяжелая “баба” с верхним штемпелем падала на наковальню с нижним штемпелем. В следующем, 1655 году, на ефимки, или на разрубленные вчетверо части, стали наносить царские клейма, а затем они выпускались во внутреннее обращение, но теперь уже по рублю и полуполтине. В ефимке было серебра на 64 тогдашних копейки, а по а после клеймения его попытались сделать рублем. Технические сложности перечеканки и непринятие новой монеты населением (особенно в войсках за рубежом) привели к прекращению работы в этом же году.

Так в 1655 году для оплаты жалования войскам за границей накопленный запас талеров был надчеканен штемпелем копеечной монеты и клеймом с датой «1655».  Еще более грубо подошли тогдашние реформаторы к введению в обращение медной монеты – просто заменили с 1656 года серебряную проволоку медной, и начали чеканить в Москве, Новгороде и Пскове теми же копеечными штемпелями и по той же весовой норме (планируемые указом медные полтины, алтыны и гроши до широкого обращения не дошли). Тем не менее, первые три года население относится к нововведению спокойно. К 1659 году курс меди начинает падать, но вначале лишь на 4%. Появляются фальшивки и слухи, что бояре переделывают по собственному почину принадлежащую им медь. К 1662 году медь котируется 8-12% от серебра и выходит указ о приеме в казну только серебра (сама она расплачивается медью). Незамедлительно следует “медный бунт”, и июньским указом 1663 года медные дворы закрываются. В дальнейшем казна выкупит выпущенную за семь лет медь, но по две денги рубль (1% от номинала).

Эксперимент по введению новых монет не удался. Причины неудачи понятны любому сегоднешнему финансисту. Монетное обращение вернулось к чеканке проволочных «чешуек» и продолжалось в этом виде до начала XVIII века, когда Петру I удалось начать чеканку монет крупных номиналов и урегулировать монетное обращение путем установление монетной стопы по образцу западно-европейского талера.





Другие статьи В.Е. Семенова: